Второй брак [1-3]
Второй брак [4-6]

1 часть. Встреча

Не думал, что снова женюсь. Просто, когда тебе к сорока, то длительные отношения напрягают, а хочется чего-то очень фееричного, легкого, веселого... Познакомился, соблазнил, перепробовал все мыслимое и немыслимое, а когда начинаются разговоры о совместном хозяйстве, семье и детях, то отношения превращаются в рутину. А это - ноу гуд, сразу становится скучно. Поэтому бросаешь, бухаешь дни напролет с друзьями, потом снова знакомишься с очередной пассией и отрываешься до начала очередной рутины. А рутина у меня уже была, - с женой прожил больше 10 лет. Но мне все время хотелось чего-то нового, а ее все устраивало. Жизнь становилась серой, супружеский секс - скучным, поэтому постепенно его вытеснила мастурбация и случайные связи на стороне. И в какой-то момент мы с женой задались вопросом: а зачем мы вместе живем? И так же спокойно без склок и ругани развелись.

Я изменил стиль жизни, ушел с работы, начал новое дело - разработка и администрирование интернет-сайтов. Веб-мани, ноутбук, никаких офисов: где сяду, там и есть мое рабочее место, главное - наличие интернета. Стал больше общаться с друзьями, чаще выпивать, моднее одеваться, пропадать по ночам в клубах. Я стал эгоистом, и меня это полностью устраивало. И мне очень нравилось, что окружающие больше не называют меня Максимом Александровичем, а обращаются просто - Макс. Круто.

Первый раз я ее увидел в одном из ночных клубов средней паршивости. Пришли с другом (зовут его Олег) , сели за единственный свободный столик, который находился прямо у танцпола. Гремела музыка, чтобы как-то общаться приходилось кричать чуть ли не в уши. Поэтому больше пили, а не разговаривали, наблюдая за танцующими девушками. Подошла официантка и спросила:

Вы не против, если к вам за стол подсядут две девушки, а то мне негде их разместить? А как только освободиться место они отсядут.

Мы были не против девушек, тем более что выглядели очень даже сексапильно: в обтягивающих джинсах, маечках, которые в свете ультрафиолета то и дело становились прозрачными, ... Длинные ножки, каблучки... Лица вроде тоже ничего, смазливенькие. Единственное, что немного напрягло - выглядели они достаточно юно, - "не нарваться бы на малолеток". Познакомились. Рыженькую звали Света (она подсела ко мне) , а черненькую - Маша (села рядом с Олегом) . Девчонки оказались веселыми, без признаков излишней застенчивости.

Будете мартини?

Будем.

Может что покрепче?

Можно и покрепче...

Выпили, потанцевали. Рассказал анекдот, - смеются. Рассказал пошлый анекдот, - смеются еще больше. Еще выпили. Щечки у девочек зарумянились, движения стали неточными. Пригласил на медленный танец Свету, спросил:

А тебе восемнадцать-то есть?

А ты проверь, - и хихикает.

Как же я проверю? Ты мне паспорт покажешь?

А ты по-другому не умеешь?

Не умею. Научи...

И Света, хитро глядя мне в глаза, положила мою ладонь на свою грудь:

Ну и как, есть мне 18 или нет?

Упругая девичья грудь размера, наверное, второго, твердый сосок... Я сжал это великолепие и почувствовал, что мой член ожил в джинсах:

Думаю, что тебе девятнадцать...

Света захохотала, я прижал ее крепко и поцеловал взасос, она ответила, и я почувствовал ее язык в своем рту. Когда песня закончилась, мы двинулись к столику, и я увидел, что Олег на танцполе целуется с Машей, жадно вцепившись руками в ее попу: музыки не было, но время для них как будто остановилось. Когда они вернулись за стол, то меня понесло:

- А что, девчонки, может свалим из этого гадюшника?

- Куда?

Я решил схватить быка за рога:

- Например, в сауну, очистимся душой и телом!

- Какие вы, мальчишки, хитрецы, - девушки смеялись и было видно, что в принципе они не против.

Олег оценил их реакцию как команду к действию: быстро набрал номер такси, потом обзвонил сауны, забронировал номер. Выехали из клуба, по дороге купили еще выпивки и всякой нехитрой закуски. В сауне разошлись по раздевалкам - мужской и женской. Стали раздеваться, Олег на минуту завис:

- Ты как думаешь, снимать трусы или не надо, а то девушек шокируем?

- Конечно, снимать. Девки пять минут как знакомы, а уже в баню с нами согласились. Так что хрен ты их шокируешь!

Обернули простыни вокруг торса, и вышли в предбанник. Скоро появились девушки, тоже в простынях:

- Ну, где тут парная, - Маша подмигнула Олегу, - ведите нас, а то мы замерзли.

Вошли в финскую сауну. Девушки тут же спокойно, как само собой разумеющееся сняли с себя простыни, оставшись абсолютно голыми. У Маши была узенькая полоска волос на лобке, а у Светы - маленький треугольничек. Ни капельки нас не стесняясь, они деловито сложили простыни себе под попы и сели на среднюю полку, болтая какую-то ерунду. Мы, не подавая вида, что несколько ошарашены их неожиданным энтузиазмом, тоже скинули с себя простыни и сели на верхнюю полку, прямо над ними. Девушки оказались между наших ног. У меня от пикантности этой ситуации, от прикосновения к юным девичьим телам медленно, но верно начиналась эрекция. Первой это заметила Света, которая тут же захихикала:

- Смотри, Машь, а у мальчиков что-то очень плохое на уме!

- Почему же плохое, - Маша посмотрела мне в глаза, а потом неожиданно дала щелбан прямо по головке моего члена, - По-моему, вполне нормальная реакция, значит не импотенты!

Девушки засмеялись и выскочили из парной поплескаться в бассейне.

- Ты прикинь, а... - только и смог сказать Олег.

- Да, повезло нам с тобой сегодня, - ответил я ему вроде как спокойно, но у самого мысли изнутри разрывали черепную коробку.

Так же легко девушки разошлись с нами по разным комнатам: Света со мной в раздевалку, где было огромное полудиван-полукресло, а Маша - с моим другом в комнату отдыха.

Я старался быть нежным, долго ласкал ей клитор, пока Света ни кончила. Потом надел презерватив, поставил ее "раком" и стал долбить сзади. Она стонала, извивалась... Не знаю, сколько это продолжалось, но по моим подсчетам не больше двух минут: я был слишком возбужден и быстро кончил. Мне показалось, что Света немного разочарована. Она улыбнулась мне и сказала:

- А лижешь ты классно...

Мы покурили, выпили еще, а наши друзья все не выходили. Мы слышали их стоны и ритмичное постукивание диванчика о стенку. Наконец они вышли: порозовевшие и разгоряченные, голые и потные, уставшие и удовлетворенные. От них пахло сексом. Перепачканный спермой член Олега висел, но был еще немного напряженным. По внутренней стороне бедра Маши стекала белая струйка. "Значит трахались без презерватива" , - решил я. Они плюхнулись на диван и молча закурили. Света смотрела на них с плохо скрываемой завистью. Под надуманным предлогом она пересела ближе к Олегу, начала полушутливо его раззадоривать, дескать, сможет ли он еще или один раз для него предел. Потом уговорила сходить в душ. Из душа они вернулись в приподнятом настроении в прямом смысле этого слова: у Олега была эрекция. Света походя потрепала меня по затылку:

- Теперь мы с Олежкой покувыркаемся, а ты развлеки мою подругу языком, как ты любишь. Машь, он классно умеет лизать, а большего тебе, судя по виду, и не требуется.

Подруги рассмеялись, Олег мне подмигнул и закрыл за собой и Светой дверь. Маша, не вставая, лениво повернулась ко мне и широко расставила ноги:

- Значит, любишь работать языком? Ну, давай, подлижи там все, а то у меня после твоего друга нет сил подмываться...

Да только от одних этих слов, и от того, с каким надменным выражением лица это было сказано, мой член стал крепнуть. Я опустился на колени и припал к божественной чаше этой бесстыжей девушки. Мое лицо мгновенно перепачкалось ее соками, перемешанными со спермой Олега. Но мне почему-то не было противно, хотя гомосексуальных наклонностей до этого за собой не замечал. Но в тот момент мне было не до психоанализа. Я лизал и лизал, мне хотелось задохнуться в ее благоухании, мне хотелось захлебнуться ее нектарами. Через какое-то время Маша стала тихонечко постанывать:

- Ну, давай, вставь в меня, - бросила она мне небрежно.

Два раза меня не надо было уговаривать. Я тут же надел презерватив и с легкостью вошел в нее. Даже слишком легко. Практически не чувствуя соприкосновения со стенками ее влагалища, мой член просто болтался в ней. "Неужели это Олег ее так разработал? Или она еще и до Олега такая раздолбанная?". Я снял с члена презерватив и заново вошел в нее. Ощущения стали более явными, но все же далекими от тех, что я обычно испытываю во время секса с девушками. Маша тоже была явно не в восторге от моих фрикций:

- Ты такой маленький, - она издевательски полуулыбнулась, - Лижешь ты лучше, давай-ка, верни свой язык в мою норку.

У меня не такой уж и маленький - 14 см в длину (не ахти что, но все же) , правда, тонковат. Но почему-то в этот момент слышать такие унизительные слова от юной нахалки было так сладко, и так возбуждающе! Я опять упал на колени и стал жадно ее вылизывать, и автоматически схватился рукой за свой пенис и начал мастурбировать. Когда я кончал, то оторвал голову от ее влагалища и встретился своими глазами с ее: оказывается, все это время она внимательно наблюдала за моим онанизмом. Этот ее заинтересованно-насмешливый взгляд, который я увидел в те секунды, я не забуду никогда.

- А ты оказывается дрочунишка, - она потрепала меня за волосы, закинула ногу на ногу, взяла сигарету и повелительным тоном сказала, - Дай-ка мне зажигалку! Курить хочу...

Больше ничего интересного в ту ночь не было: мы с другом посадили девушек на такси и разъехались по домам. Меня не покидало чувство неловкости, я боялся очередных насмешек при друге. Но их не было. Мысли мои были сбивчивы: меня с одной стороны почему-то тянуло к Маше, а с другой, - я хотел побыстрее посадить ее на такси, чтобы больше никогда не видеть. Знал бы я тогда, что это судьбоносное знакомство, что это зарождение большого и сильного чувства.

Часть 2. Первый поцелуй

Второй раз я увидел Машу через неделю. Это было в клубе "Подводная лодка № 13" , куда, в принципе, я заходил редко. Прокуренный подземный бункер с плохой вентиляцией, металлической посудой, обшарпанными стенами, грубо матерящимися охранниками, официантками в униформе из нижнего белья, общим туалетом без запора и, главное, очень пестрой публикой. Там собирались и неформалы, и проститутки, и мелкие уголовные элементы, и несовершеннолетние, и гопники, и взрослые люди, типа, меня. Словом, лучшее место, чтобы найти приключений на свою задницу, где отдыхаешь между минетом в темном дальнем углу и разборками в центре зала. И все это под громкое техно, стриптиз и конкурсы, типа, кто из девушек быстрее разденется или кто из парней быстрее кончит при помощи умелых ручек здешних официанток. Случались у меня здесь и конфликты (участвовал в паре стычек) , но сейчас не об этом.

Так вот, в клуб пришел один (все знакомые были заняты семейными делами, а такой же разведенный, как и я, мой друг Олег - температурил дома) . Занял место у барной стойки, взял ром с колой у болтливого бармена Люсика (не знаю почему, но все его звали именно так) и стал рассматривать танцующих девушек на танцполе. И увидел ее: в черных кожаных шортах, черных сетчатых чулках на резинке, в белом топике и на высоченных каблуках, - это была Маша. У меня что-то екнуло. Я почувствовал пробуждение своего организма. Боже, как я ее захотел в тот момент. То есть, были на танцполе и другие девушки (наверное, не менее симпатичные) , но для меня они перестали существовать. У меня ясно всплыли в памяти, как она меня унизила, сказав, что у меня маленький член, как насмешливо со мной разговаривала, как зажимала мою голову между ног, когда я ей делал кунилингус, как она лениво и небрежно командовала мной, и как мне хотелось ей подчиняться. С другими девушками у меня был просто секс в разных позах, с Машей произошло что-то другое, что-то гораздо большее, после чего "просто секс" стал не интересен. Эта девушка разрывала мой мозг одним своим присутствием в клубе. Я пожирал ее глазами, а она извивалась на танцполе, ритмично прижимаясь к паху какого-то кавказского юноши, который явно имел на нее виды. Маша даже не знала, что я нахожусь здесь. Зато я знал, что нашел то, что, сам того не подозревая, искал. Это были совершенно новые эмоции, до сей поры мне неведомые.

Стараясь выглядеть максимально расслабленным, я направился на танцпол. Двигаясь в танце, я приблизился к Маше и, сделав радостно-изумленное лицо, воскликнул:

- О, Маша! Привет! Как дела?

Кавказский юноша не очень по-доброму посмотрел на меня. Маша слегка улыбнулась:

- Привет, лизунчик... Забыла, как тебя зовут?

Что она со мной творит... По идее, я должен был как-то гневно отреагировать или злобно отшутиться (при другом мужчине девушка меня практически оскорбляет, называя "пиздолизом" и при этом даже не помнит как меня зовут) , но вместо этого я глупо улыбнулся:

- Макс...

- А, точно, Макс! Макс, я занята, так что гуляй пока молодой! - они со своим парнем засмеялись этой глупой шутке, кавказец одобрительно шлепнул ее по попке, и Маша, отвернувшись от меня, продолжила танец.

Ну, пипец какой-то! Она даже и не пыталась проявить хотя бы чуточку уважения ко мне!"Пиздолиз" - это цветочки по сравнению с тем, как она меня не просто отшила, а демонстративно унизила. Не знаю, зачем она меня провоцировала. Возможно, делала это потому что такую модель поведения она считает правильной и вполне естественной. Ведь, как мне показалось, она не играла в этот момент, а была сама собою. В растрепанных чувствах я возвращался к стойке бара, не находя объяснение еще одному явлению: почему так странно на происходящее реагирует мой дружок в джинсах, которому вдруг стало там тесно?

Сел за стойку, взял свой недопитый ром с колой.

- Еще подлить? - это Люсик предложил мне новую порцию рома.

- Давай.

- Что, Маша сегодня опять зажигает? - бармен доверительно мне подмигнул.

- А ты ее знаешь?

Он беззлобно рассмеялся:

- Маша - две стопки текилы и наша! Это про нее здесь так говорят. Она же у нас официанткой работала...

- А почему уволилась?

- Не уволилась, а уволили. Во-первых, на работе нельзя бухать, а во-вторых, блядством надо заниматься в свободное от работы время. Ее неоднократно предупреждали, но она за "чаевые" здесь километры хуев отсосала...

Дело принимало неожиданный поворот. Я удивленно спросил:

- Она - проститутка?

- Да нет, скорее уж шлюха. Могла и бесплатно, если кто-то понравится. Слаба на передок. Но деньги ей нужны: мать у нее давно умерла, отца вообще не было, ее воспитывали бабка да тетка двоюродная. Сейчас Машка учится в медучилище... Ну как учится? Когда не тусит, то учится, вот и подрабатывает как умеет. Часто к нам заходит. Хотя я бы на твоем месте не стал...

- В смысле?

- Ну понятно, зачем ты к ней подкатывал. Парней обслужит и освободится. Видишь, даже "хачиками" не брезгует...

- А, ты вот в каком смысле... А почему бы не стал?

- Потому бы и не стал, что брезгую: сколько она мужиков через себя пропустила, подумать страшно! Поцелуешь ее, считай, отсосешь у целого квартала. Хотя конечно жалко, девочка эффектная, на таких на улице оборачиваются, кто не знает. Но стерва жуткая, никогда не знаешь, какой номер она еще выкинет. Мужикам за такое морду бьют, но ей как-то все сходит с рук...

Ничего себе! Вот это репутация у Маши! Нет, меня это не испугало и не огорчило, наоборот, я аж задохнулся от нахлынувших переживаний ("бармен брезгует поцеловать ее в губы, а я ублажал языком ее киску и вылизывал ее соки...") , и залпом выпил свой ром, заказав новую порцию. Я почувствовал дополнительный задор. Нет, конечно, Люсик есть Люсик, мог и преувеличить, и наврать с три короба. Но дыма без огня не бывает. И мне почему-то хотелось верить в то, что Люсик говорил правду. И еще: я снова почувствовал себя мальчишкой, как когда-то давно в школе, когда пацаны в туалете рассуждали о какой-нибудь блядовитой старшекласснице, которую перетрахало полшколы. О таких все высказывались показательно грязно и неуважительно. Но в тех похабных комментариях мальчишекя была похоть и желание, и... страх: всем дала, а вдруг мне не даст, у меня же прыщи... И дело не в самом факте отказа, а в личной репутации - никто не хотел выглядеть неудачником, все старались быть крутыми. Поэтому многие из нас подводили итог очередным юношеским порнорассказам не искренне, а стараясь выглядеть многоопытными мачо с большим опытом и "правильными" понятиями: я бы с ней не стал, западло! Но сейчас мальчишка вырос, стал Максом, и мне было плевать и на "правильные" понятия, и на мнение окружающих.

Через какое-то время я потерял Машу из вида. Очередная порция рома с колой напрягла мой мочевой пузырь, и я пошел в туалет. Я уже говорил, что в этом "прогрессивном" клубе был всего один, но большой туалет - и для мальчиков, и для девочек. И в нем не было запора, в принципе (уж не знаю, с чем это связано - то ли креатив владельцев заведения, то ли обычная халатность) . Очереди не было, и я вошел в это стратегически важное для пьющих людей заведение. И тут же забыл, зачем я сюда пришел, застыв на пороге: правее от засанного нетрезвыми посетителями унитаза на корточках сидела Маша. Ее топик был задран, а ее обнаженные груди и соски сжимали и теребили своими руками двое кавказцев (одного из них я видел на танцполе) в то время, как девушка одновременно мастурбировала их возбужденные пенисы, поочередно делая им минет. Они обернулись на скрип двери. Один из парней пробурчал:

- Проходной двор какой-то...

Маша встретилась со мной взглядом, неспешно освободила свой рот от одного из пенисов, ухмыльнулась и нравоучительным тоном мне сказала:

- Я же сказала, что я занята, я же сказала тебе погулять. Что непонятного?

- Ладно, подержи дверь, чтобы никто не вошел, - это один из кавказцев обратился ко мне, - Мы закончим, а потом вы разбирайтесь между собой. Давай, Маша, соси. Ты хорошо сосешь, не отвлекайся...

Маша еще раз стрельнула в меня гневным взглядом и вернулась к прерванному делу, погружая в свой рот то один, то другой член. Она делала это так самозабвенно, что казалось весь мир перестал для нее существовать, только два возбужденный пениса, только ее рот, только ее руки... Я смотрел на нее с восхищением. В убогом туалете двум кавказским пацанам прекрасная девушка делала минет, делала это со знанием и любовью. Она была творцом, художником... На моих глазах создавался шедевр похоти. Маша была его автором, а парни - податливыми моделями, которые были полностью в ее власти, которых она чувствовала, безнадежно приближая их оргазмы взмахами своих кистей: фрикция за фрикцией, фрикция за фрикцией... Облизала головку члена одному, причмокивая засосала у другого... Стоны, судороги и счастливый финал. Я был заворожен происходящим.

Парни застегнули свои ширинки и неспешно ушли, оставив нас наедине. Но Маша меня как бы не замечала: она поднялась с корточек, вернула топик на место, подошла к раковине, повернула вентиль крана:

- Долбанный клуб! Опять отключили воду, - Маша подошла ко мне. Ее лицо было перепачкано спермой, в уголке рта застыла маленькая белая струйка, в ее дыхании без труда угадывался запах мужской плоти:

- У тебя нет салфетки? - Маша, наконец, обратилась ко мне, - Или хочешь меня поцеловать? - в ее голосе вновь возникли язвительные интонации. Но мне было настолько наплевать на ее интонацию по сравнению с ее почти королевским предложением, о котором я мечтал весь вечер - поцеловать ее. И я страстно набросился на нее: я облизывал ее рот, лицо, шею, целовал в губы... Она была такой близкой и далекой одновременно, такой податливой и такой неприступной. Это был наш первый поцелуй: такой романтичный и такой порочный... Она прижалась ко мне и нежно погладила по голове - это было так чудесно! И я с замиранием сердца спросил:

- Поедешь ко мне домой?

А она спокойно ответила:

- Поеду. Только трахаться с тобой не буду, не хочу...

И опять проявилась эта ее жестокая стервозность: могла бы сказать, что просто не хочет заниматься сексом, потому что устала, так нет же, она специально педалирует, что не хочет заниматься сексом СО МНОЙ. Получилось так, что как будто бы если на моем месте был кто-то другой, то она согласилась бы, а вот именно со мной - нет. Но я ничего ей на это не ответил, а в очередной раз очень глупо улыбнулся: я был счастлив, она согласилась ехать вместе со мной ко мне домой. Сказка становилась реальностью...

Часть 3. Ключи

В моей трехкомнатной квартире Маша освоилась сразу же, как будто была здесь в сотый раз. Она не разуваясь зашла в туалет, послышалось журчание в унитазе. Сдернула воду, вышла и направилась в спальню. Упала на кровать и спокойно так сказала:

- Слушай, я так устала... Сними с меня туфли и принеси чего-нибудь вкусненького.

Я покорно присел перед ней на корточки, аккуратно расстегнул ремешок на ее обуви, снял туфли и по очереди стал целовать ее пальчики на ногах, дыша ароматом ее ступней. Но она не дала мне перецеловать все пальцы, слегка толкнув меня ногой в лицо:

- Фу ты! Щекотно! Лучше принеси мне каких-нибудь фруктов, я хочу есть и спать.

С кухни я принес ей в кровать бананы и виноград в вазочке, и мороженное в тарелочке:

- О, мороженное! - как-то по-детски обрадовалась Маша. Она схватила ложку и стала его уплетать, забыв про фрукты. И так между делом сказала:

- Сил нет идти в душ, а я не привыкла спать, не подмывшись...

Преодолевая комок в горле, я как можно более непосредственно ей предложил:

- А хочешь я тебе подлижу вместо душа?

- Правда? - она посмотрела на меня с интриганской ухмылкой, - Ну давай, сам напросился.

Она скинула с себя шорты вместе с трусами, оставшись в чулках, и раздвинула ноги, согнув их в коленях:

- Ну давай, залезай, а я пока мороженное доем, - и смешливым голосом добавила, - Только как следует меня подмой, как хороший душ.

Я припал к ее влажной киске, в которой смешались ароматы духов, ее соков и пота. Божественный вкус! Божественный аромат! В голове у меня как-то помутнело, мысли стали сбивчивыми. Работал только мой язык, который я высовывал до ломоты, чтобы залезть им как можно глубже в ее манящую дырочку. Не знаю сколько это продолжалось: языком от киски я двигался к ее анусу, и обратно, а Маша тем временем, покончив с мороженным, взялась за фрукты, и не обращая на меня внимания, дотянулась до пульта дистанционного управления и включила телевизор, какой-то музыкальный канал.

- Ну все, - Маша отстранила мою голову и, сдвинув ноги, закрыла доступ к киске, - Спасибо, пора спать, - и хитренько подмигнула мне.

Я понял ее сигнал, как руководство к действию (ведь если спать, то нужно раздеваться, а если два взрослых человека лежат в одной постели голыми, то до секса - рукой подать) . За несколько секунд я скинул с себя всю одежду, и Маша увидела, что у меня суперэрекция - член торчал колом, а его головка блестела от смазки. И тут выяснилось, что я ее понял превратно:

- О-о-о, недовольно протянула Маша, - Вот оно оказывается чего. На-ка, лучше помоги мне, - она небрежным движением повесила на мой член свои трусики, как на вешалку, - Постирай их, будь другом, чтобы до завтра они высохли. Заодно и успокоишься, чтобы спать лучше, - и с этими словами она сняла с себя остатки одежды, залезла под одеяло и улеглась на подушку:

- Выключи, пожалуйста, свет. Спокойной ночи...

Я как дурак снял со своего члена Машины трусики и пошел в ванную их стирать. Включил воду и стал рассматривать этот волшебный предмет нижнего белья: беленькие трусики были влажными и скользкими в том месте, где они соприкасались с Машиной киской. Я потрогал влажную материю рукой, поднес ее к лицу и понюхал: к Машиным запахам был примешан еще и легкий аромат мочи. Я и так был перевозбужден, а тут еще эти колдовские ароматы, да и сама эта ситуация, когда голая девушка лежит у меня в кровати, я ее вылизал, а она меня оттолкнула, послала стирать ее трусики... Она занимается сексом в туалете с кем угодно в каких-то клубных туалетах, а я к ней даже не могу притронуться... И вместо того, чтобы быть сейчас с ней рядом, я нюхаю ее трусики, облизывая на них ее влагу, а моя правая рука онанирует мой отвергнутый пенис. Так меня не унижала ни одна девушка, так я не унижался ни перед одной... И такого возбуждения я не испытывал уже давно. Сладкие спазмы оргазма: я оторвал трусики от своего лица, открыл глаза и увидел, что голая Маша стоит в дверях ванной и внимательно наблюдает за мной:

- В туалет приспичило, а тут ты, дрочунишка, - Маша не стесняясь меня, села на унитаз, зажурчала, - А ты, я вижу, любишь дрочить. Ну ничего, это не самое плохое извращение, - она хихикнула и ушла спать. А я ей даже ничего не ответил, так и сидел на корточках - весь в сперме, и с ее трусиками в руке.

Полночи у меня была бессонница. Под одним одеялом со спящей обнаженной девушкой, которую я вожделел. Я потихоньку гладил ее обнаженное тело, трогал ее грудь, пытался проникнуть пальцем в ее дырочку. Когда я действовал слишком явно, то она резко переворачивалась, что-то недовольно бурча во сне. Я замирал, а потом опять пытался хотя бы на ощупь насладиться ее телом. Залез с головой под одеяло, приблизил свое лицо к ее попе, стал вдыхать ее ароматы и мастурбировать себя. Мой оргазм был сладким, но успокоения не принес. Кое как я все-таки уснул с мыслями о том, что кроме этой девушки я никого не хочу.

Утром я принес ей кофе и завтрак в постель. Маша капризничала, что кофе слишком крепкий, а омлет не соленый. Я приносил соль, наливал новый кофе. Она похвалила, что я хорошо постирал ее трусики, я ответил: "всегда пожалуйста". Я с наслаждением наблюдал, как она одевается, как накладывает косметику, как она по-хозяйски дает мне какие-то указания... Попробовал заикнуться о сексе, но она меня пресекла:

- Слушай, Макс, я же тебя предупредила, что домой к тебе приду, но сексом заниматься не буду. Так зачем ты поднимаешь эту тему?

- Хочется... - жалобно протянул я.

- Хочется - подрочи. Ты же любишь дрочить, - она засмеялась и продолжила красить свои ресницы.

И мне действительно захотелось именно этого прямо сейчас, очень захотелось. Наслаждаясь своей унизительной ролью, я присел у ее ног, достал член из брюк и стал онанировать, целуя ее ноги в сетчатых чулках.

- Смотри, не испачкай мне чулки, - Маша сказала строгим голосом, не отрываясь от своей косметической процедуры. А когда я кончил, она потрепала меня по голове и одобрительным тоном произнесла:

- Вот и умница, дрочунишка!

Этот эпизод трудно назвать сексом, но для меня это было больше чем просто секс, слаще чем оргия. И я точно знал, что мне нужно делать: я был просто обязан не потерять эту девушку. И я принес Маше ключи от своей квартиры и опустился перед ней на колени:

- Маша, пожалуйста, возьми ключи от моей квартиры. Я хочу, чтобы ты приходила сюда, когда захочешь, я мечтаю, чтобы ты возвращалась сюда каждый день, чтобы мой дом стал твоим домой. Маша, будь моей...

Девушка оторвалась от косметики и серьезно на меня посмотрела:

- Ты же понимаешь, что я никогда не буду твоей в том смысле, как обычно бывает у влюбленных пар?

- Да, понимаю...

- И ты понимаешь, что я тебя не люблю. Нет, ты хороший, заботливый, ласковый... Но мне нравятся самцы, мужики, а ты не такой... Я тебя не воспринимаю, как мужчину...

Возникла пауза, я начал паниковать: все, она сейчас не возьмет у меня ключи и уйдет, и я ее больше никогда не увижу. Никогда! Но Маша продолжила:

- Но с тобой мне удобно. Если ты согласен не пытаться меня изменить и быть таким, каким ты был этой ночью, то...

Был ли я согласен? Да это вообще не вопрос: конечно же, я был согласен! И Маша взяла мои ключи и даже поцеловала меня. В щеку. И ушла. Я был счастлив...

Второй брак [1-3]
Второй брак [4-6]