Мне снова приснился старый кошмар. Как будто я опять один. Совсем один, как тогда. Кажется, что у меня никого нет на всём белом свете. Я хожу по улицам, заглядываю в глаза девушкам. Но все они отводят взгляды, отворачивают хмурые лица и быстро проходят мимо...

Проснувшись, я удивляюсь. Столько лет уже прошло с тех пор. Давно уже такого не было. Потому что нет повода. У меня есть любимая девушка, которая меня понимает и поддерживает во всём. Ну и конечно ещё один любимый человек, солнышко и путеводная звезда - сестра. Интересно почему сейчас такое приснилось? Почему вообще оно снится? Может быть, как напоминание, чтобы не забывал и ценил самое дорогое?

***

Тогда было очень тяжёлое для меня время. Впрочем, тяжёлое - не то слово, которое бы передавало моё состояние. Сейчас, конечно, я не думаю, что всё было так уж плохо. Сейчас, честно говоря, горести того времени вообще кажутся мне ерундой. Но тогда я был слишком молод и неопытен. И мне казалось, что весь мир вокруг меня рушится. Всё вроде бы выглядит как всегда. Но на самом деле не остаётся ничего надёжного, ничего такого, за что можно было бы ухватиться. Мир, не изменившись внешне, стал страшным, чёрным и холодным. Я был, как песчинка, попавшая в жернова судьбы. Судьбе совершенно безразличны твои чувства. И эти жернова будут крутиться, перемалывая всё подряд, независимо от того, будет ли песчинка сопротивляться или нет...

Всё казалось каким-то далёким и неважным. Учёба, развлечения, прежние заботы. Мне ничего не хотелось и всё было безразлично. Я смотрел на своих однокурсников, на прохожих на улицах и не понимал, как они могут радоваться чему-то, беспокоиться о чём-то. Для чего всё это? То, что раньше радовало, теперь казалось настолько мелким, что непонятно было, как я мог обращать на это внимание. Я как будто плавал в холодной пустоте.

Друзья и однокурсники, конечно, замечали моё состояние. Иногда даже интересовались, почему это я такой и что у меня случилось. Но я равнодушно отвечал, что у меня всё нормально, им показалось, и всё в таком духе. Обычно этого было достаточно, чтобы от меня отстали. В общем-то, их - друзей - не особо заботило моё состояние. У них хватало своих собственных забот и проблем. По большому счёту им было наплевать на меня. Как и прохожим на улицах. Как и родителям.

Во всём мире не осталось ни одного человека, кому я мог бы довериться и хотя бы просто рассказать о своих проблемах.

Родители выпали первыми. До этого мне казалось, что они любят меня и заботятся обо мне. Но потом вышла ссора с жильём. Родители за некоторое время до этого решили всё-таки приватизировать свою трёхкомнатную квартиру. Выяснилось, что по закону квартира принадлежит всем, кто в ней прописан. Равные части квартиры должны были достаться не только отцу и матери, но и мне. И ещё Свете - моей сестре. Мать быстренько убедила нас отказаться от участия в приватизации. Сейчас уже не помню точно, что она говорила мне. Что-то вроде "ну ты же понимаешь, что это всё равно всё ваше с сестрой, а так тебе не придётся ходить по инстанциям и оформлять бумаги, зачем тебе это". Отец только поддакивал. Я согласился, не раздумывая. Всё-таки ведь родители - самые близкие люди. Как они могут обмануть? Свете, наверное, сказали то же самое. Она тоже отказалась. В результате родители стали собственниками нашей квартиры.

В этом не было ничего страшного. Однако, через полтора года, когда я решил на время отсутствия родителей привести домой свою девушку и сказал об этом матери, она неожиданно воспротивилась.

- Чем вы собираетесь тут заниматься?

Я очень удивился.

- Какая разница, чем? Просто побудем вместе.

- Кто она такая? Вдруг вы тут будете беспорядок устраивать и вообще бог знает чем заниматься. Может, у вас тут даже будет... это самое. Я не позволю. Приходите, когда мы с отцом будем дома.

Это поразило меня. Конечно же, мы как раз собирались заниматься "этим самым". Поэтому приходить, когда родители будут дома, не было никакого смысла. А мать продолжала:

- У меня тут приличный дом, а не квартал красных фонарей. Я не позволю.

Я попытался возразить.

- Но ты же говорила, что это всё моё и сестры, когда уговаривала отказаться от участия в приватизации!

- Всему должен быть разумный предел. Да и вообще, ты ведь можешь здесь жить, тебя же никто не выгоняет. Так чем же ты недоволен?

Я воспринял это как предательство. Не стал скандалить, просто переселился в общагу института, где у меня было место в комнате.

И почти сразу после этого моя девушка, Наташа, ушла к другому.

С Наташей мы встречались полгода. Вроде бы недолго. Однако Наташа была первой девушкой, с которой у меня были серьёзные отношения. Мне вообще было трудно завязать отношения - я тогда был замкнутым и стеснительным парнем. А с Наташей мне показалось, что вот оно - настоящая любовь, сразу и на всю жизнь. Что мы всегда будем вместе, поддерживая друг друга во всём. Она никогда не бросит меня и никогда не предаст - как и я её. И вроде бы всё было прекрасно. А потом вдруг выяснилось, что Наташа думает совсем иначе. И что она решила вернуться к своему бывшему. Которого не раз ругала при общении со мной. Которого обвиняла в изменах. И который в итоге оказался лучше меня. А мне пришлось услышать то, что все парни так ненавидят: "давай будем просто дружить".

Люди, которых я считал самыми близкими, просто отодвинули меня в сторону. Всё вокруг казалось каким-то зыбким и эфемерным. Ни на что в мире нельзя было больше положиться.

Нет, конечно, я не собирался прыгать с крыши или делать что-то ещё в этом духе. И я не плакал. Просто как-то... спал с открытыми глазами, что ли. Казалось, что всё это происходит не со мной. Казалось, что это какой-то ночной кошмар. Я проснусь, и всё снова будет хорошо. Но пробуждение всё никак не наступало. И конечно же я знал, что оно не наступит. Мне повезло тогда, что всё это случилось летом, а не во время сессии. Иначе, наверное, в дополнение ко всем моим тогдашним бедствиями меня бы ещё и отчислили из института. Потому что учиться в таком состоянии я бы точно не смог.

Не помню, сколько это продолжалось. Тогда мне казалось, что прошла целая вечность в этом кошмаре. Но в реальности, конечно, времени прошло не так уж много.

А потом вдруг всё разом прекратилось.

***

Наташа позвонила мне. Я ещё тогда подумал - может, она решила вернуться? И на секунду моё сердце замерло в радостном ожидании. Каким дурачком я тогда был! Сейчас, конечно, даже если бы Наташа стала умолять меня на коленях снова начать отношения - я бы только улыбнулся и ушёл. Но тогда я загорелся надеждой. Которая, впрочем, сразу же потухла. Наташа нашла где-то мою флешку, которую я давал ей с какой-то музыкой. Она тогда забыла мне её отдать и теперь предлагала забрать. Честно говоря, меня тогда не беспокоила флешка, как и всё остальное. Тем не менее сообщать это Наташе мне почему-то показалось стыдным. И мы договорились встретиться на следующий день, в кафе поблизости.

Идти на эту встречу жутко не хотелось. Я думал, что в кафе Наташа конечно же придёт со своим парнем. А я, придя туда, буду под их взглядами как оплёванный. Всем будет видно - идёт неудачник. Парень, которого бросили.

Но что поделать - раз уж согласился, надо идти.

Или всё-таки позвонить Наташе и сказать, что у меня появились срочные дела, совсем нет времени, флешка мне не нужна, и предложить выбросить её в ближайшую урну? Но тут мне вдруг неожиданно стало жалко флешку. Не так, как обычно жалеют дорогую вещь, которую вполне можно было бы ещё использовать. Мне вспомнилось детское поверье, что у вещей тоже есть душа и чувства. Эта флешка всегда верно служила мне. И вот даже сейчас как будто старается вернуть мне Наташу. А я отправлю её в мусорку? Нет, ни за что. Я не такой предатель, как все те, кто от меня отвернулся. Я ни за что не брошу даже эту маленькую флешку. Даже если эти детские фантазии о душе вещей - полная чепуха. Надо идти несмотря на то, что там будет плохо.

В момент, когда я был занят этими мрачными мыслями, ко мне в гости неожиданно пришла сестра.

- Привет! Вот, проходила мимо. И решила заехать к тебе, посмотреть, как ты тут.

- Привет.

Я посмотрел на неё. Света стояла рядом. Красивая. Стройная фигурка, длинные блестящие чёрные волосы. Как фотомодель. Вот кому-то достанется счастье. У меня было ощущение, что я не сижу здесь, в своей комнате, а смотрю какой-то фильм. В котором красивая девушка беспокоится за главного героя, попавшего в трудную ситуацию. Но этот герой - не я.

- Как у тебя дела, Андрюш?

- Нормально всё.

- Ты в последнее время грустный какой-то... всё печалишься о своей Наташке?

- Нет, всё хорошо.

Я подумал - зачем мне что-то объяснять ей. Зачем вообще что-то отвечать? Всё равно её вопросы - простая формальность. Поэтому чем раньше эти вопросы прекратятся - тем лучше.

Хотя странно - вроде ей нечего было делать в этом районе. Зачем она сюда заехала? Наверное, в магазин какой-нибудь.

Света села рядом на кровать и вдруг обняла меня. Это было неожиданно. Я не знал, как реагировать и на некоторое время просто замер. А она так и держала меня в своих руках, не отпуская и ничего не говоря.

***

Наши отношения с сестрой трудно было назвать идеальными. В детстве я её не особо любил. Причём "не любил" - это мягко сказано. Родители с самых ранних лет твердили, что я должен о ней заботиться, потому что я мальчик, потому что я старше, и всё такое. Всё лучшее доставалось ей. Меня заставляли с ней гулять, помогать ей разбираться в школьных уроках. Если надо было кого-нибудь куда-нибудь послать, например в магазин или выносить мусор - это опять же оказывался я. Она же девочка. Если вдруг в школе сестру кто-то обижал - то доставалось мне. Куда я смотрел? Мог бы и защитить. Ну и что, что я в другом классе - школа-то одна. Поначалу всё это жутко бесило меня. Хотелось, чтобы сестра куда-нибудь вдруг пропала из моей жизни навсегда.

Потом отношения более-менее нормализовались. Родители по-прежнему заставляли меня помогать сестре во всём и присматривать за ней. Но Света всегда вела себя хорошо - делилась тем, что у неё было, и не ябедничала. Когда я объяснял ей какую-нибудь трудную тему по физике или математике - она внимательно слушала и старалась разобраться. Когда я защищал её от кого-нибудь - она всегда очень искренне благодарила меня. Обнимала, повисая на мне, целовала в щёки. Родители, бывало, и её саму тоже ругали за что-нибудь - и тогда я начинал сочувствовать ей.

А в старших классах у неё начались любовные истории. Несмотря на то, что я старше - у меня ничего такого не было тогда, и переживания сестры казались мне наивными и глупыми. Но она действительно страдала, и я это видел. И мне стало искренне жаль её. Я сидел с ней, утешал, вытирал слёзы, выслушивал её рассказы о том, что она так любит Кольку, а он над ней шутит, а сам встречается с этой дурой Олькой (или Надькой, или Веркой)... о том, как Колька всё же согласился с ней встречаться, и она была готова на всё, а он её бросил и вернулся к другой... и так далее, и тому подобное. Говорил сестре, что она очень красивая и станет ещё красивей (как впоследствии и оказалось), и у неё будет куча парней один другого лучше, а она будет только выбирать, и всё в том же духе. Тогда мне казалось, что у меня таких переживаний не будет. Наивный...

Потом я поступил в институт. На первом курсе учёба была особенно тяжёлой, и я почти всё время корпел над учебниками и компьютером. С сестрой стали общаться значительно меньше. Потом сестра закончила школу и поступила в другой институт. Её любовные страсти как-то сами собой утихли.

***

И вот Света сидит рядом, обнимает меня, положив мне голову на плечо. Я ничего ей не рассказывал. Только несколько дней назад сказал, что расстался с Наташей, и всё. Мне вообще не хотелось кому-то изливать свои чувства. Зачем, если всем всё равно наплевать? Поэтому я просто сидел и не знал, что делать. Надо было собираться и идти к Наташе. Время шло, а я сидел. И почему-то не мог сказать Свете, чтобы она отпустила меня.

Мне вдруг пришла мысль - если бы Наташа увидела меня сейчас, то позавидовала бы. Она ведь никогда не видела Свету. Да и вообще я ей так и не сказал, что у меня есть сестра. Наташа как-то спрашивала, один ли я в семье. А я тогда не расслышал и подумал, спрашивает ли она, один ли я в комнате в общежитии. Ответил, что да. Потом поправлять казалось неудобным. Так что Наташа не знает о существовании моей сестры. Продолжая эту мысль, я подумал - может быть, сходить с сестрой в кафе? Наташа может подумать, что это моя новая девушка. И я уже не буду выглядеть неудачником. Только как сестра к этому отнесётся? Я спросил:

- Слушай, Свет... а ты не могла бы...

- Что? - Света подняла голову и внимательно посмотрела мне в глаза.

Я на несколько секунд замер, как будто остановленный её взглядом. У Светы серые глаза. Серые, как пасмурное небо. Я смотрел в них и не знал, как объяснить, о чём я хочу её попросить. Мысли почему-то спутались. Я стал думать о том, что это редкое сочетание - чёрные-чёрные волосы и серые глаза. Такие девушки редко встречаются. А сестра продолжала молча смотреть на меня и ждать. Наконец, собрав мысли в кучу, я сказал:

- Ты могла бы со мной сходить в одно место?

- Да, конечно. Конечно схожу. А куда?

Я объяснил, куда и зачем. Объяснение вышло каким-то спутанным. Мне не хотелось говорить, что я боюсь выглядеть неудачником в глазах моей бывшей и её парня. Я просто сказал, что хочу, чтобы Света пошла со мной и что Наташа не знает, что у меня есть сестра. Света не стала расспрашивать меня о подробностях. Мы быстро собрались и пошли.

На выходе из дома Света взяла меня за руку. Я посмотрел на неё. Сестра, улыбнувшись, сказала:

- Ведь лучше будет, если мы будем выглядеть, как влюблённые, правда? Тогда она точно подумает, что я твоя девушка.

- Да... конечно.

Про себя я подумал - как она догадалась, что я хочу, чтобы Наташа приняла её за мою новую девушку? Неужели из моих бессвязных речей? Мне почему-то стало уже не так грустно.

В кафе были огромные окна во всю стену. Людей внутри было немного. Даже сквозь тонированные стёкла я сразу увидел Наташу. К моему удивлению парня рядом с ней не было. Наташа сидела одна, потягивая какой-то напиток из бокала через трубочку и разглядывая что-то, лежавшее на столе - то ли журнал, то ли меню кафешки.

Я открыл дверь, пропуская сестру вперёд. Пройдя внутрь, она обернулась ко мне, улыбнулась и протянула руку. Мы опять взялись за руки. Я подумал, что Света смотрит на меня так, что по одному взгляду можно было бы принять её за влюблённую девушку со своим парнем.

Наташа со своего места тоже увидела нас. Даже от входа было видно, насколько она удивлена. Глаза у неё округлились так, что она стала похожа на героиню одного из японских мультиков-аниме. Но она быстро справилась со своими эмоциями. Когда мы подходили к её столу, она уже выглядела как обычно. Только не отрывала взгляда от нас - смотрела то на меня, то на сестру.

- Привет, Наташ. Знакомься - это Света. Света - это Наташа.

- Очень приятно! - сказала Наташа. Хотя судя по её виду, ей было не особо приятно.

- Взаимно. - Ответила сестра, широко улыбаясь. Похоже, её удивление Наташи искренне порадовало.

- Вот. - Наташа выложила флешку из сумочки на стол. - Спасибо.

- Пожалуйста. - Я взял флешку и положил в карман. - Ну, мы пойдём. Нам ещё в одно место зайти надо. Пока!

- Пока.

На выходе из кафе сестра вдруг остановила меня. Обняла за талию, притянула к себе и поцеловала в губы. Просто легко коснулась моих губ своими. Потом, поглаживая меня по волосам, прошептала:

- Она на нас смотрит через окно. Я подумала, что если поцелую тебя, будет ещё лучше, правда?

- Да, точно.

Я тоже обнял Свету. Она вдруг улыбнулась и прошептала:

- Передвинь руки ниже. Ещё ниже. Ещё чуть-чуть.

Мои руки оказались у неё на попе. Сестра снова поцеловала меня и, улыбаясь, так же шёпотом сказала:

- Теперь она точно уверена, что мы влюблённые!

У меня вдруг возникло сильное возбуждение. Секса не было уже много дней. До начала отношений с Наташей я занимался самоудовлетворением почти каждый день. Потом секс у нас с ней бывал довольно часто. После расставания, в депрессии, мне ничего не хотелось - и онанировать тоже. Просто не возникало желания. А сейчас я вдруг осознал, что лапаю за попу очень красивую и сексуальную девушку. А её груди сквозь лифчик и тонкую ткань футболок упираются мне в грудь. Пусть даже она и сестра, но всё же. И возбуждение, копившееся все эти дни, начало охватывать меня. Я испугался, что Света почувствует, как у меня поднимается. И отстранил её. Мы пошли обратно. Сестра всё так же держала руку у меня на талии.

У меня на душе стало легче. Депрессия поутихла. Встреча с Наташей прошла вовсе не так, как я думал. Всё было значительно лучше. Я был вовсе не похоже на неудачника. Скорее на победителя. Пусть даже на самом деле это было совсем не так, но всё же... Света продолжала обнимать меня. От этого было тепло и спокойно. Мне вдруг захотелось отблагодарить её хоть чем-то.

- Свет, давай в супермаркет зайдём.

- Тебе что-то нужно?

- Хотел тебе купить "Морской коктейль". Ты же его любишь.

- Не, не надо. Он дорогой, а у тебя наверное и так денег мало.

Денег правда было мало. Но сделать сестре приятное очень хотелось. Я подтолкнул её ко входу магазина. Но она вдруг стала упираться.

- Не надо, не надо! Мне в горло не полезет, как подумаю, что ты потом будешь одни пустые макароны есть.

Я остановился. А Света, смеясь, сказала:

- И так уже в кафе сходили.

- Шутишь? Мы же там ничего не заказывали.

- Ну и что! Зато какая прикольная рожа была у Наташки, когда она нас увидела!

Света засмеялась ещё громче и, схватив мою руку, потащила меня дальше. Держась за руки, мы пришли к общежитию. Я подумал, что теперь нам уже не надо изображать влюблённых. Но держать сестру за руку было приятно.

Когда мы зашли в комнату, меня вдруг снова охватила печаль. Ведь всё-таки Света - не моя девушка. Сейчас она уйдёт. Очень не хотелось оставаться одному. Я спросил:

- Посидишь со мной?

- Да, конечно.

Она сняла обувь. Я остановился, разглядывая сестру. Какая же она всё-таки красивая!

- Что стоишь? - спросила Света.

- Ты очень красивая! - сказал я. Говорить это почему-то было трудно. Я подумал, что, наверное, глупо выгляжу сейчас, выдавливая из себя слова. Но мне так хотелось это сказать.

- Очень-очень красивая, как принцесса из сказки!

- Спасибо. - Сестра улыбнулась и опустила глаза.

- А ещё мне очень понравилось, когда ты меня целовала.

- Мне тоже понравилось тебя целовать. И если хочешь, я могу делать это сколько угодно. Только скажи.

Сестра снова обняла меня, прижала к себе и поцеловала. Снова также как и раньше, легко коснувшись губами. А потом ещё раз. И ещё раз - на этот раз слегка открыв губы, и проведя языком по моим губам. Возбуждение, слегка отступившее, вернулось снова и стало ещё сильнее. Я хотел отстраниться, но Света прижала мне к себе очень крепко. И прошептала:

- Если захочешь, я могу не только целовать тебя. Тебе можно... всё что хочешь. Только скажи.

Возбуждение становилось нестерпимым. Я жутко хотел её - свою родную сестру. Но не мог двинуться. Вдруг я не так понял? Хотя как здесь по-другому можно понять... но вдруг всё-таки Света имела в виду что-то совсем не то? А я, извращенец, полезу приставать к сестре... и обижу её.

Света продолжила:

- Ведь сейчас твой сосед уехал, и сюда никто не придёт, правильно?

И, не дожидаясь ответа, сняла футболку.

Теперь уже других мыслей быть не могло. Я поднял её и усадил на кровать. Начал гладить её руки, плечи, плоский животик. Целовать шею, маленькие ушки. Она тоже ласкала и гладила меня. Потом завела руки за спину и расстегнула лифчик. Сняла его, обнажив небольшие, наверное второго размера, груди с маленькими розовыми сосками. Я осторожно накрыл её грудь ладонью. Света прижала мою ладонь своей. Некоторое время мы так сидели. Потом она встала, расстегнула юбку и сняла её. Я вскочил и, путаясь в штанах и трусах, быстро скинул с себя всё. Сестрёнка тоже сняла трусики. Мы легли на постель. Опять ласкали и гладили друг друга. Потом Света тихо сказала:

- Иди ко мне.

Я осторожно залез на неё. Сестра раздвинула ноги. Взяла член и направила себе в дырочку. Медленно и осторожно я начал входить в неё, глядя ей в глаза. Член входил туго. Я двигался медленно, боясь сделать ей больно. Но, сделав несколько движений, всё же вошёл до конца. Казалось, член во что-то упёрся. Я остановился и спросил:

- Тебе не больно?

- Нет, мне хорошо. Продолжай.

Я начал двигаться. Но теперь возникла другая проблема - возбуждение достигло пика. Сказалось долгое воздержание. А ещё то, что я занимаюсь любовью со своей родной сестрой. То, что мы занимаемся инцестом, невероятно возбуждало. Стоило только двинуться - и я бы не удержался. Чтобы не кончить, я вынужден был опять остановиться. Но сестра начала меня подталкивать, легко надавливая мне на плечи.

- Не сдерживайся. Кончи в меня. Это можно.

Я быстро задвигался, и почти сразу же фонтанчик моей спермы ударил в сестру. Она крепко прижала меня к себе. Когда всё закончилось, меня охватила всепоглощающая любовь и нежность к ней.

- Свет, я люблю тебя.

- Я тебя тоже очень люблю.

Я хотел слезть с неё, но сестра удержала меня.

- Полежи на мне ещё чуть-чуть.

- А тебе не тяжело?

- Нет, мне хорошо так. Нравится чувствовать тебя на себе. И внутри.

Я потянулся к ней губами. Мы поцеловались. Долго целовались, играли языками. Опять начали ласкать друг друга. Опять сестра прижимала мою ладонь к своей груди. У меня снова встал, и я снова начал двигаться, глубоко входя в неё. Мне всё ещё казалось, что ей тяжело от моего веса - она такая миниатюрная и хрупкая. Я слез и нежно чуть-чуть подтолкнул Свету. Она поняла и повернулась на бок. Я пристроился к сестре сзади. Просунув руку под ней, слегка сжал её грудь. Света оттопырила попку. Чуть-чуть поводив членом, я нашёл вход в лоно сестры. Осторожно двинулся и вошёл в неё. Света, сильнее прогнув спину, двинулась мне навстречу. Я полностью вошёл в неё и мы прижались друг к другу. Потом чуть-чуть отодвинулись - и снова прижались. Ощущение было непередаваемым. Пещерка сестры была очень узкой и мокрой. Когда я полностью входил в неё - опять появлялось ощущение, что я во что-то упираюсь. Из-за этого мне опять казалось, что Свете может быть больно. Но она не проявляла никаких признаков беспокойства или болезненных ощущений, а спрашивать ещё раз не хотелось. Поэтому я просто продолжал наслаждаться.

Наши движения потихоньку ускорялись. Света начала тихо постанывать. Повернула голову ко мне, и мы начали целоваться, продолжая заниматься любовью. Стоило нашим губам разъединиться - и сестра стала уже громко вскрикивать с каждым моим толчком. Одной рукой она снова сильно прижала мою ладонь к груди. Я сжимал между пальцев её отвердевший сосок, слегка крутил его. Вторую руку Света положила мне на попу, притягивая меня к себе, как бы показывая, какой темп она хочет. Похоже, ей нравилось резче и быстрее. Я старался ещё ускориться. Сестра вдруг перестала стонать и вскрикивать, закрыла глаза, прижала меня к себе и замерла. Внутри у неё стало совсем туго. Поняв, что она кончает, я тоже кончил - снова глубоко внутри неё.

Потом мы опять лежали вместе, не двигаясь. Я уткнулся носом в её плечо и вдыхал аромат её волос - тонкий, едва уловимый и очень приятный. В моей голове вдруг пронеслась кошмарная мысль - что сестра сейчас скажет что-нибудь вроде "что ты наделал, придурок, я же твоя сестра". Я замер в ужасе, кажется, даже перестав дышать. Но Света, слегка пошевелив пальцами, погладила мою ладонь. Потом я вдруг подумал, что всё это окажется сном. И я проснусь на своей кровати один, и мне одному надо будет идти к Наташке. Но ощущения были слишком реальными. Моя комната, моя кровать. Луч света, освещающий пыльный угол. Прекрасная девушка, лежащая рядом - моя родная сестра. И мой член, всё ещё находящийся внутри неё.

Не поворачивая головы ко мне, Света тихо спросила:

- Тебе было хорошо со мной?

- Мне было просто сказочно хорошо с тобой! Светик, моё солнышко, ты просто волшебница!

- Я люблю тебя.

- И я тебя тоже.

Я подумал, что слово "люблю" не описывает полностью моих чувств к ней. Так ведь все говорят. И молодожены, которые через год разведутся. И влюблённые школьники, которые через месяц станут равнодушными друг к другу. А сестра - она сейчас вдруг стала для меня всем моим миром. Но я не знал, как это выразить словами. Поэтому просто обхватил её двумя руками и прижал к себе. Захотелось ей сказать: "ты спасла меня", и это наверное было бы правдой. Но почему-то я не смог этого сказать. Тут же пронеслась другая мысль - сказать "не бросай меня". Но и этого я не стал говорить. В этот момент я чувствовал себя каким-то маленьким беззащитным зверьком, свернувшимся в её руках. Странно. Ведь она - девушка, а я - накачанный молодой мужик. Но это она меня спасает, а не я её...

Света повернулась. Член выскользнул из неё. Улыбнувшись, она сказала мне:

- Надо в душ бежать, а то натечёт тебе тут.

И, зажимая рукой себе между ног, побежала в ванную. На покрывале кровати действительно была пара капелек спермы. Ерунда. Я автоматически размазал их пальцем. Надо будет постирать потом. Слушал, как в ванной льётся вода. В голове была какая-то путаница из непонятных мыслей.

Через некоторое время сестра вышла из ванной, по-прежнему голая. Только полотенце намотано на волосы. Я подумал, что ей наверное будет холодно - встал, взял висевшую рядом на стуле свою рубашку и накинул на неё. Потом сказал, что мне тоже надо в душ. Снова путаница из мыслей...

Когда я вышел из ванной, Света сидела на кровати и расчёсывала влажные волосы. Мою рубашку она уже надела на себя и застегнула. Из-за разницы в росте получилось что-то вроде туники. Света улыбнулась, посмотрела на меня. Я сел рядом.

- Свет, а ты... не уйдёшь?

Я сам не понимал точно, о чём спрашиваю. В одном вопросе сочеталось - не станешь ли ты снова такой же чужой и холодной, как раньше? Не исчезнешь ли надолго из моей жизни? Хотя, если подумать, сестра никогда не была чужой и холодной. И всё время была рядом. Она искренне старалась позаботиться обо мне. Это просто я не верил ей. Не знаю, поняла ли она меня. Мне показалось, что поняла. Она просто ответила:

- Нет, не уйду. Хочешь, останусь с тобой на ночь?

- Да, хочу. Очень хочу.

Подумав, я спросил:

- А почему ты...

Дальше хотел сказать "занялась со мной сексом", но язык не поворачивался. И я просто затупил, не зная, как продолжить, и замолчал. Но Света сама поняла.

- Почему отдалась тебе? Даже не знаю, как объяснить. Просто смотрела, как ты мучаешься, а мне говоришь, что у тебя всё нормально. Это больно, но я не знала, что делать. А потом, когда ты попросил меня сходить с тобой... когда я начала изображать твою девушку... вдруг в какой-то момент в голове пронеслась шальная мысль. Говорят, мужчина начинает больше доверять женщине, с которой у него был секс. Я подумала - если бы у нас это было, то, может быть, я смогла бы помочь тебе. Ну и что с того, что ты мой брат. Зато, может быть, ты бы понял, как я люблю тебя. Понял, что мне можно доверять. Открылся бы мне. Ведь это так больно - смотреть, как страдает человек, которого любишь, а ты не можешь ничего сделать. У меня были опасения, что ты оттолкнёшь меня, скажешь что-нибудь вроде - ты что, дура, мы же брат и сестра. Но потом, когда поцеловала тебя у кафе, я почувствовала, что ты возбудился. И подумала, что даже если оттолкнёшь - надо попробовать. Не могу больше просто смотреть на это, сердце разрывается. А здесь, в комнате, как-то само всё получилось.

Вдруг почему-то слёзы сами потекли по моим щекам. Я заплакал - по-детски, со всхлипами. Сестра обняла меня, прижала мою голову к своему плечу. Гладила по волосам, шепча на ухо:

- Я всегда буду рядом, когда тебе будет нужна помощь. Ты можешь выплакать целый океан слёз, а я всё также буду обнимать тебя и прижимать к себе. Также, как когда-то ты обнимал меня. Только не скрывайся от меня, ладно? Рассказывай мне о своих проблемах, ладно?

Я просто молча сидел рядом с ней и плакал. Не знаю, сколько времени прошло, когда мой "океан слёз" закончился. Наверное, много, потому что за окном уже начало темнеть.

Потом мы ужинали вместе. Ели макароны с сосисками. Пили чай с печеньем. Всё самое дешевое - другого у меня и не водилось. Но ощущения у меня были такие, как будто это царский пир.

После ужина пошли гулять. Ходили по ночным улицам, держась за руки. Было уже совсем темно. Но у меня было такое чувство, как будто всё залито ярким, ослепительно ярким сиянием. Все мои страдания вылились вместе со слезами. На душе было легко и хорошо.

Неважно, что будет дальше - я больше не один.

И тогда из тёмных глубин памяти об одиночестве и страданиях вдруг выплавилась спокойная твёрдая решимость. Что бы ни случилось, я должен стать сильным. Сильным и богатым. Для того, чтобы защищать её и заботиться о ней. Теперь у меня есть цель в жизни. Я хочу оградить её от всех трудностей и сделать счастливой. Её, мою единственную и любимую - мою сестру. Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы этого добиться. Я буду учиться и работать круглые сутки, но сделаю её счастливой.

Конечно, если бы я сказал тогда Свете об этом, она бы ответила что-нибудь вроде: "дурачок, я и так счастлива". И конечно, это не изменило бы моего решения.

Когда мы вернулись в общежитие, мне опять захотелось. Всё возбуждение, копившееся за дни одиночества, вдруг стало выходить наружу. Но я даже не думал говорить об этом Свете. Мне почему-то казалось эгоистичным говорить ей о своём желании. Ведь и так уже было сегодня два раза. Наверное, она устала. Но сестра как будто угадала моё желание. А может, ей самой тоже хотелось. Посмотрела на меня и, улыбнувшись, спросила:

- Ты хочешь чего-нибудь? Не стесняйся, говори.

- Да. Хочу тебя.

- Давай, я тоже тебя хочу. Пойдём в душ сходим перед этим? А то на улице жарко, я вспотела. Давай вместе?

Мы разделись и пошли в душ. Вдвоём в душевом уголке было тесно, но нам это не мешало. Поливали друг друга теплой водой, нежно намыливали гелем и снова поливали. Это возбуждало и приносило удовольствие - почти такое же, как секс.

Потом я взял сестру на руки и понёс на кровать. Положил на спину. Начал гладить её и целовать по всему телу - руки, грудь, животик, бёдра. Мне очень хотелось сделать так, чтобы ей было хорошо. Я решил попробовать поласкать сестру орально. Раздвинув пошире ноги Светы и устроившись между них, я принялся нежно водить кончиком языка по её щёлочке. После душа от сестры чувствовался лёгкий аромат геля, которым мы намыливались. При первых же прикосновениях моего языка Света сразу как-то напряглась, задышала чаще. Я лизал вокруг её губок, между ними. Слегка прижимал губами клитор, водил языком вокруг него. Света гладила меня по голове, перебирала мои волосы. Я начал просовывать язык внутрь - сначала ненамного, потом глубже, чуть-чуть раздвигая пальцами. Потом опять занялся клитором - и тут же сестра кончила. Громко застонала, задрожала, вцепившись в мои волосы, дёрнулась несколько раз - и расслабилась. Я собирался ласкать её долго, но весь куннилингус занял наверное не более трёх минут. Света взяла мою руку и потянула меня вверх. Я поднялся. Сестра тихо сказала:

- Так классно! У меня ещё никогда не было куни. А мне всегда хотелось. Ты первый, кто мне это сделал.

Наверное, потому она и кончила настолько быстро. Мне стало очень хорошо от того, что удалось порадовать её. Отблагодарить её хоть чем-то за снятую с меня тяжесть полного одиночества.

Света уложила меня на кровать, наклонилась надо мной и взяла член в рот, сразу погрузив его очень глубоко. Моя прекрасная сестрёнка делала мне минет! Выпустив член, Света начала облизывать его, слегка касаясь языком, проводя им вокруг головки, сверху вниз и обратно. Потом снова взяла глубоко. У меня с Наташей это было и раньше. Но, несмотря на то что в первый раз Наташа сама мне это предложила, она делала минет как-то вяло и неохотно, и быстро прекращала. А вот сестра старалась от души. То нежно посасывала, то делала быстро, плотно сжав губы. Едва ощутимые касания языком чередовались с лёгкими прикусываниями. Потом - снова глубокое погружение. Вскоре я почувствовал, что не смогу долго выдержать горячий ротик Светы. Наташа была категорически против того, чтобы я кончал ей в рот. Поэтому я подумал, что сестре тоже будет это неприятно, и попытался отстранить её.

- Свет, я сейчас уже....

Конечно, она поняла это. Но только взяла ещё глубже и ускорила движения. Я перестал сдерживаться и кончил. Света не только не отстранилась, но и сама высасывала сперму.

- Ну вот, вроде всё. Чистенько. Тебе понравилось?

- Конечно! Это было чудесно. Ты мой маленький солнечный лучик, любимая сестрёнка.

Света легла рядом. Я обнял её и крепко прижал к себе. Она тоже обняла меня, положив голову мне на плечо. Мне было очень хорошо. Клонило в сон. Я ещё раз подумал, что хочу подарить ей целый мир. Но пока что у меня совсем нечего ей подарить - и поэтому надо работать и ещё раз работать, чтобы стать богатым и сильным...

Света прошептала мне на ухо:

- Не скрывай больше от меня свои чувства, хорошо? Я всегда помогу тебе, только не закрывайся от меня. Обещаешь?

- Да. И ты тоже, хорошо?

- Конечно.

***

Через какое-то время Наташа попросила меня встретиться. Рассказывала о том, что ей очень грустно. Что её парень оказался таким козлом, ну таким козлом... ему был нужен только секс на пару раз, а о серьёзных отношениях он и не думал. Я слушал её вполуха, изображал заинтересованность, поддакивал, говорил: "ага... бывает... да, действительно козёл... ну ты не огорчайся, жизнь обязательно наладится" и далее в том же духе. А потом конечно же побежал к сестре. Может быть, Наташа хотела тогда намекнуть мне, что готова снова со мной встречаться. А может и не хотела, просто надо было кому-то пожаловаться на своего парня. Я даже не задумывался тогда об этом.

***

Некоторое время мы с сестрой вели себя как обычные влюблённые. Конечно же много-много занимались сексом. Сначала жили вместе в моей комнате в общежитии. Потом, когда начало учебного года стало приближаться, а с ним и приезд моих однокурсников-однокомнатников - переместились к родителям. С родителями я помирился. Нет, конечно, не стал ничего говорить. И отношения не стали прежними - просто злость сама как-то прошла. Сексом с сестрой, несмотря на присутствие родителей, всё равно занимались каждый день. Сначала приезжали с занятий в наших институтах - и прыгали в постель, пока родители были на работе. Пробовали по-разному - и оральный секс, и анальный. Света не отказывала мне ни в чём. Я тоже был готов ради неё на всё, что угодно. Иногда потихоньку приходили друг к другу в комнаты и занимались любовью, когда родители уже ложились спать - и это добавляло остроты ощущениям.

Моя решимость со временем не прошла - и в учёбе, и в подработке я старался изо всех сил. Поэтому институт закончил с красным дипломом, а к моменту выпуска меня уже ждали на хорошей работе по специальности. И там я работал изо всех сил, трудился как раб на галерах. Благодаря этому потом, со временем, я смог осуществить свою мечту. Подарил сестре и квартиру, и машину хорошую, и путешествия по всяким островам.

Нас миновала проблема многих инцест-пар, о которой я слышал - когда люди думают в духе "мне кроме брата/сестры никто не нужен" и не заводят отношений на стороне. Мы со Светой с самого начала понимали, что нормальную семью на этом не построишь. Поэтому отношения с другими у нас тоже были. Мы даже вместе обсуждали эти отношения, и даже секс. Ревности почему-то не было - наоборот, радовались друг за друга. У сестры почти сразу после окончания института появился постоянный парень. Он в неё влюбился по уши и быстро сделал ей предложение. Сестра сначала намекала ему, а потом прямо сказала, что у неё есть другой мужчина и она не может отказаться от встреч с ним. Но её воздыхатель ответил, что он настолько её любит, что готов на всё. И даже на то, чтобы у сестры был другой мужчина. Тогда сестра рассказала ему о нас. И он, как и говорил, всё равно предложил ей выйти за него замуж. Сейчас у них семья, ребёнок. Мы с её мужем дружим. Несмотря на то, что он знает о наших отношениях с сестрой - говорит, что не ревнует.

У меня всё складывалось не так удачно. Девушки были, и немало. Но я не чувствовал от них той любви и поддержки, которую дарила мне сестра. Поэтому ни одна из них не казалась мне подходящей для длительных отношений. Только недавно удалось найти ту, которой захотелось довериться полностью. Сейчас моя избранница тоже знает о моих отношениях с сестрой. И тоже не возражает против них.

***

Улыбнувшись, я поворачиваюсь на другой бок. Вспоминаю то время. Вспоминаю обнимающую меня сестру. И снова возникает это чувство - счастье, как яркое сияние, не исчезающее даже в темноте...