1

Так получилось, что мы с женой любим собирать грибы. Нет, есть мы их не любим, во всяком случае не так чтобы очень. А вот походить не спеша по лесу... в тишине... вдыхая прохладный воздух с запахом листвы... Это да. Ну и грибов набрать. Что-то потом сами сьедаем, но большая часть достается родственникам и друзьям. Ну да речь не об этом. В тот раз, как всегда, потолкавшись полчаса в электричке, мы наконец прибыли в хорошо знакомые нам места. Лесок этот был исхожен нами вдоль и поперек, заблудится мы не боялись, поэтому углубившись в него, не спеша продвигались вперед, поглядывая себе под ноги. Грибов было немного, но настроения это совершенно не портило, ибо всего остального в виде тишины, пения птиц и свежего воздуха мы получили сполна. Ближе к вечеру, решив, что день удался, мы собрались возвращаться. До станции оставалось километра три по еле заметной лесной дороге, ну и до самой этой дороги еще минут пять топать. Прикинув, что вполне успеваем выйти к станции засветло, мы решились на последний привал, чтобы уж окончательно покончить с взятыми с собой запасами пищи. Да их и оставалось-то всего ничего - кусочек хлеба, полбанки тушенки, да всякие огурцы-помидоры. Перекусив на подходящей полянке, мы, поглядывая на скрывающееся за верхушками деревьев солнце, потопали к дороге.

- Ой! - вдруг вскрикнула жена, не пройдя и двух шагов, неловко заваливаясь на бок.

- Ты чего? - бросился я к ней.

- Да вот, нога... подвернула...

Задрав штанину, я осмотрел повреждения. Нога у щиколотки заметно опухла. Все понятно, даже если это банальное растяжение, идти она сейчас не сможет. Ну если только очень медленно и больно хромать. При таком раскладе на электричку нам не успеть. Да и из лесу засветло не выйти. Это плохо. На ночевку в лесу мы никак не рассчитывали. Нет у нас с собой ничего для этого, ни палатки, ни спальника... да мы даже костер можем не развести! Мы же не специалисты по выживанию, простые горожане, любящие побродить в солнечный день.

- Ну что там? - спросила она дрожащим голосом, похоже, понимая грядущие перспективы.

Я решил ничего не скрывать, взрослая женщина, да и живы мы будем при любом раскладе, чай не тайга, но горя хлебнем с непривычки.

- Как же тебя так угораздило? - спросил я. - идти ты теперь, конечно, не сможешь. Так что лежи здесь. А я сейчас на дорогу пойду, может машина какая-нибудь остановится, подвезут до станции, а то и до города.

- Не, вряд ли... - с тоской протянула она. - что мы, первый раз здесь? По этой дороге хорошо если пара машин за день проезжает. Глушь.

- Ты, главное, лежи и не шевелись, а я пойду. Авось кто-нибудь проедет.

Про себя же я решил, что пойду прямо к станции, буду искать помощь там. Хотя хрен его знает, будет ли кого вообще просить о помощи на этом мелком полустанке. Ну да там разберемся.

Однако, подходя к дороге, я услышал гудение мотора, судя по звуку - какого-то раздолбанного отечественного транспорта. Вскоре из-за поворота показался уазик, в просторечии "козел". Выскочив на дорогу, я принялся махать руками, ибо упускать такой шанс было нельзя. Скрипнув тормозами, уазик остановился прямо передо мной. Из окна высунулся водитель - мужик лет пятидесяти.

- Тебе чего? - недружелюбно поинтересовался он.

- Беда у меня, помогите, мужики, а? Жена ногу подвернула, идти не может. Подбросьте до станции? А лучше до города?

- Да... - протянул мужик - это серьезно. Ну что, Колька, поможем? - обратился он к сидящему рядом парню.

- Поможем, дядь Петь, что ж не помочь.

- Где ж ты ее оставил? - обратился этот Петя ко мне.

- Да вон там полянка, пять минут идти. - показал я направление.

Оказалось, полянка эта была им знакома, туда можно было даже на машине подьехать, если вернутся назад и свернуть в нужном месте. Дядька и поехал, а молодого Кольку отправил со мной пешком, мол если не та поляна, Колька дядьку найдет и приведет куда надо. По дороге выяснилось, что это действительно дядька с племянником, живут в деревне недалеко, а сейчас едут в город к каким-то родственникам.

Жена лежала там же, на расстеленном одеяле под деревом, где я ее и оставил. Сбоку из-за кустов показался погромыхивающий уазик. Выскочив из него, дядька не спеша пошел к нам.

- О! - сказал он, когда все мы приблизились к жене. - да ты ее в одной руке до города мог донести.

Дело в том, что жена у меня относится к типу миниатюрных женщин - маленького роста, худенькая и легкая.

- Покажи-ка, красавица, свою ногу! - потребовал он, беря ее за лодыжку и задирая штанину вверх. Задрал он ее насколько было возможно, так что широкая штанина сьехала вверх по худенькой ноге значительно выше чем нужно, обнажив остренькую коленку. Быстро осмотрев и ощупав распухшее место, он вынес вердикт:

- Ничего страшного. Тугая повязка, покой, и через пару дней сможет ходить. Колька, принеси из машины аптечку!

Метнувшийся Колька тут же приволок требуемое. Наложив повязку и еще немного полюбовавшись стройной ножкой, мужик встал и отошел на два шага.

- Значит так. - начал он - идти она, конечно, не может, да ты и сам это понял. Мы не против вас подвезти, но ты ж понимаешь, бесплатно ничего не бывает. Денег нам не надо, своих пока хватает. Но есть предложение - мы с Колькой выебем твою жену по разу - и в расчете.

Когда до меня дошел смысл его слов, я сразу очутился между ним и женой, сжимая кулаки.

- Тихо, тихо! - Петр примиряюще поднял руки - ты не понял. Мы ж не насильники какие-нибудь. Мы не настаиваем. Не договоримся - разбежимся. Мы дальше поедем, вы тут останетесь, только и всего. Никакого криминала. Только сегодня тут больше никто не поедет, да и завтра, может быть, тоже. Или всего по разу, и до дома довезем. Ты подумай, с женой посоветуйся.

С этими словами они с Колькой отошли к машине и закурили.

Притушив первый гнев, я сел рядом с женой и задумался.

- Ты слышала? - спросил я ее.

- Да. Что думаешь?

- Тебя я им, конечно, не отдам. Но и выбраться без них мы не можем.

Она помолчала.

- А ты твердо решил? Не ночевать же здесь. Может, все-таки дать? - похоже перспектива остаться в лесу пугала ее не намного меньше мужиков.

- Да что ты говоришь! - возмутился я. Как я могу на такое согласится?!

- Ну хорошо, а может, они согласятся на минет? Ну подумаешь, отсосу... ничего страшного.

Это уже было более приемлимое решение. Хорошо подумав, я пришел к выводу, что лучше, наверное, не придумать и отправился на переговоры.

- Значит так, мужики. Мы поговорили... в общем, мы согласны только на минет. Или уезжайте, обойдемся как-нибудь. Решайте.

Развернувшись, я направился обратно.

Недолго посовещавшись, они приблизились к нам.

- Ладно - ухмыльнулся Петр - мы согласны, пусть сосет. Только чтобы со всем старанием, а не абы как.

Ну вот, вопрос вроде бы решен. Сейчас быстренько два минета и домой.

- Только ты это... сядь вон туда и отвернись. А то мне стыдно. - шепнула жена мне на ухо.

- Конечно, дорогая. - успокоил я ее, хотя уже точно знал, что не выполню ее просьбы. В предвкушении зрелища я сел под березкой в метре от них и слегка отвернулся, однако скосив глаза, я замечал все до мельчайших подробностей.

Первым, как и ожидалось, был Петр. Став перед женой. он неторопливо расстегнул штаны и извлек свой полуобвисший, но тем не менее внушающий уважение размерами хуй.

- Соси! - просто сказал он, ткнувшись головкой ей в лицо.

Взяв член в руки, она осмотрела его, лизнула головку, поморщилась и отправила в рот. Старательно обсасывая его, подрачивая рукой у корня и перебирая яички, она добилась того, что хуй встал полностью. Толстая палка, поблескивая слюной, мерно двигалась у нее во рту, плотно охваченная губами. Петру это нравилось, покряхтывая, он ухватил жену за голову, стараясь проникнуть в рот как можно глубже. Вдруг он стал на колени, нажимая жене на плечи. Ей пришлось опустится на четвереньки, чтобы не выпустить хуй изо рта. В таком положении Петр почувствовал себя уверенней, принявшись с еще большей энергией ебать жену в рот. Иногда он упирался ей в горло, она кашляла, но Петр, не обращая внимания, продолжал свое дело. Выдернув у нее из волос заколку, он отбросил ее в сторону. Длинные черные волосы моей жены рассыпались по лицу. Теперь вместо скользящих по члену губ я видел только толстый ствол, исчезающий за стеной волос и появляющийся обратно, блестя от слюны.

2

Глядящий на это Колька давно уже достал своего братца и подрачивал, дожидаясь своей очереди.

- Колька! - окликнул его Петр - ты это брось. Кончишь еще раньше времени, останешься без минета. Если хочешь, можешь ее полапать.

- Э-э-э, нет, мужики! - Подскочил я - так мы не договаривались!

- Да ладно тебе. - пробасил Петр. - это же ерунда по сравнению с тем, как я ее сейчас в рот ебу. А потом Колька будет. Ну и ты, если хочешь, мы вас подождем. - он загоготал, еще сильне натягивая голову жены на член.

- Ладно. - махнул я рукой. -Только осторожно, синяков не оставь.

Обрадованный Колька подскочил к жене и принялся стягивать с нее куртку. Она покорно приподнимала то одну, то другую руку, позволяя стянуть рукава. Футболку он просто сдвинул на шею. Туда же отправился лифчик, грудки повисли, слегка покачиваясь. Как я уже говорил, жена у меня худенькая, и грудь у нее тоже маленькая, хоть и правильной, красивой формы. Мне это никогда не мешало, даже нравилось, так как согласно известной мудрости, прекрасно вмещалась в руку. И вот эти груди скрылись в здоровых Колькиных лапах. Он принялся осторожно мять их, стараясь не сделать больно, с блаженной улыбкой на лице. Вдруг до меня долетел приглушенный стон жены. Мысли мои заметались. Если это стон боли - плохо. А если удовольствия? Что из этого хуже? Но больше такого не повторилось и я постарался об этом забыть.

Наигравшись с грудью, Колька отправился дальше исследовать женское тело. Стянув с оттопыренной попки штаны, он недолго полюбовался кружевными трусиками, а затем и их стащил до колен. Перед ним предстала небольшая округлая попка, молочно-белая, не тронутая загаром. Колька легким касанием погладил ягодицу. Жена забеспокоилась и плотнее сжала ноги, однако у нее, как у большинства худых женщин, в верхней части бедра не касались друг друга. В этой щели прекрасно были видны губки, покрытые коротким светлым пушком. Мне показалось, что на губках блеснула влага, но я решил, что это просто померещилось в начинающихся сумерках. Колька провел пальцем по губкам, слегка надавил, раздвинув их, пощекотал клитор и остановился напротив влагалища, ощупывая дырочку.

- Эй, Николай! - подал я голос - туда не лезь!

- Все-все-все! - он поспешно убрал руку.

Став сзади жены, он попытался обеими руками дотянутся до ее грудей. Длины рук чуть-чуть не хватало. Точнее, его хуй, оттопыривший штаны, не давал плотно прижатся к попке жены. Спустив брюки, он задумчиво посмотрел на член, покачивающий своей толстой головкой в считанных сантиметрах от входа во влагалище. На секунду мне показалось, что вот сейчас он качнется и войдет в нее.

Однако вместо этого он обратился ко мне:

- Слышь, мужик! А можно я это... между ляжек ей вставлю? А то видишь, не дотягиваюсь. Да ты не бойся, если кончу, значит один минет не понадобиться.

Я бы, может, и не согласился, но до сих пор Колька честно выполнял обещания. Раз говорит - между ляжек, значит так и сделает. Ну подумаешь, об губки потрется, ну даже если клитор заденет. Ничего страшного.

- Ладно, только осторожнее.

Послюнявив член, Колька осторожно просунул его между бедрами жены, сразу под губками, живот его плотно прижался к попке, а руки легко добрались до грудей, сграбастав их. Зад его совершал мелкие толчки, двигая членом между бедер. Постепенно возбуждение его нарастало, выпустив грудь, он вцепился в ягодицы. Вдруг жена вскрикнула, вздрогнув всем телом.

- Ну ладно, ладно - торопливо раздался бас Петра - я не буду больше так глубоко. - и вновь натянул ее голову на себя. Странно - подумал я - Петр вроде прекрасно себя контролирует, давно подобрав оптимальную глубину и частоту движений...

Колька же, не обращая на это внимания, продолжал гонять член. Внезапно я поймал себя на мысли, что это очень похоже на настоящий половой акт. Может, он давно уже в ней? Почему тогда она молчит? И член, мелькающий все чаще и чаще, вроде входит под очень подходящим углом... И поблескивает, как от женских выделений. Или мне кажется? Чертовы сумерки!

- Любимая! - позвал я - как ты там? Колька все выполняет, что обещал?

- Да-а-а... - выдохнула она каким-то напряженным голосом.

Я несколько успокоился. Мужики набрали максимальный темп. Жена дергалась между ними, каждый из них по очереди тянул ее на себя, один за бедра, другой за голову. Петр кончил, громко зарычав, сзади сдавленно всхлипнул Колька, и напоследок застонала жена.

- Все-все. . - снова засуетился Петр, - сказал же, больше глубоко не буду. Да и вообще я уже закончил.

- Ну что, едем? - я начал подниматься.

- Куда? - удивился Петр - А еще Кольке отсосать!?

- Так он же кончил! - в свою очередь удивился я. - Он же обещал!

- Ничего я не кончил - вмешался сам Колька. - вон ни капли под ней нет. Хотя кайф получил, это да. Она у тебя классно умеет хуй сжимать... гм... ляжками. Сам удивляюсь, почему не кончил.

- Сейчас покурим, она отдохнет и продолжим - Петр достал сигареты, усаживаясь возле жены. Колька пристроился рядом. Я тоже направился к ним.

- Стой! - услышал я крик жены. - Не подходи! Я же просила не смотреть! Будь там, я не хочу, чтобы ты меня видел такую!

Я послушно вернулся. Что ж, раз она так хочет. . пусть.

Мужики курили. негромко переговариваясь, иногда обращаясь к жене. Их руки ползали по ее телу. ощупывая каждый выступ, иногда ныряя между ног, но долго там не задерживаясь. Наконец Петр отбросил окурок:

- Время позднее, давайте продолжать.

Теперь они поменялись местами. Колька, зайдя спереди, схватил жену за волосы и совершал плавные движения тазом, наблюдая как головка то скрывается во рту, то появляется вновь. Петр же, стащив с жены штаны вместе с трусами, бесцеремонно воткнул член под ягодицы, принявшись с пыхтением вколачивать свою елду между ног. Сомнений, где находится его член, у меня почти не осталось. В лесной тишине отчетливо слышалось хлюпанье и глухие стоны жены. Странно, но меня это совсем не огорчало. Раз уж ей, судя по всему, это нравится, почему бы и нет? Тем более у меня от такого зрелища в штанах стало тесно. Но для порядка я все же возмутился:

- Петр! Ты что творишь!? Ты же обещал!

- Извини, мужик, промахнулся я - повернул Петр ко мне голову - Хотел как Колька, между ляжек, да вот не рассчитал - продолжал он, безуспешно пытаясь состроить смущенно-виноватую физиономию, не переставая размеренно трахать мою жену на всю длину своего молодца.

- Она же вроде не возражает, и даже наоборот. - Он сделал какое-то замысловатое движение бедрами, отчего жена застонала особенно громко.

- Ладно, доебывай уж, раз начал! - Кивнул я ему, закуривая. Подумав немного, я плюнул на все и достав свой член, начал поглаживать, не стесняясь возможных зрителей. Им, однако, было не до меня. Только Петр, заметив мои действия, молча ухмыльнулся и показал мне большой палец, одобряя. Теперь, не опасаясь меня, он расставил ноги жены шире и растянув пальцами губки, демонстративно медленно то погружался в нее до конца, то медленно вытаскивал член полностью, давая мне рассмотреть в подробностях происходящее. Колька же, наоборот, забыл про всех нас. Он упоенно трахал жену в рот, стараясь проникнуть поглубже. Молодой еще - подумал я - вон Петр головы не теряет. Он действительно, не прекращая основного занятия, поглаживал ягодицы и ложбинку между ними, задумчиво поглядывая на них.

- Эй, мужик! - вдруг спросил он - А в жопу она у тебя как? Дает?

- Нет, что ты! Наотрез отказывается! Говорит, не влезет, больно будет. - это была правда, на все мои ненавязчивые предложения ответ был примерно такой.

- Э-э-э-э... Что, ты и не пробовал даже? Это ты просто с бабами обращаться не умеешь - посмеиваясь, ответил он. - Подай-ка мне вон ту банку!

Подавая банку от недавно сьеденной нами тушенки, я гадал, чем она может ему помочь? Вопрос разрешился быстро - собрав остатки жира со стенок, Петр принялся смазывать анус. Почувствовав нечто, проникающее ей в зад, жена занервничала, но поняв, что это просто палец, быстро успокоилась. Смазав попку, Петр не менее тщательно смазал и член.

- Колька! - вполголоса позвал он. Колька поднял на него глаза, плохо соображая от возбуждения. - Колька! Если что - держи ее крепче!

Колька молча кивнул и опустил глаза, продолжая наблюдать за мелькающим в губах жены членом.

- Мужик! - позвал меня Петр. - Смотри вот, как надо!

3

С этими словами, приставив хуй к анусу жены, он всем своим весом втолкнул его по самые яйца. Мне показалось, что жена подпрыгнула на полметра. От визга ее с деревьев взлетели птицы, а у меня заложило уши. Но мужики были к этому готовы и держали ее крепко - Колька за голову, а Петр за бедра. Не переставая кричать. она виляла задом, пытаясь соскочить с заполнившей прямую кишку дубины, но Петр, плотно прижавшись лобком к ее заднице, только усмехался. Неожиданно крик оборвался - это Колька наконец-то каким-то чудом протолкнул головку ей в горло и стоял, не веря своему счастью, прижав нос жены к своему лобку. Сопение его усилилось и зад начал конвульсивно дергаться. Кончил - подумал я. - Кончил в горло. Мне этого тоже не позволялось. А тут - пожалуйста, один незнакомый мужик - в горло, другой - в заднице. Может, Петр прав, и с женщинами надо именно так? В это время член в попке пришел в движение, легко скользя туда и обратно, иногда выходя полностью и тут же ныряя в не успевающее закрыться отверстие. Жена, несмотря на то, что Колька уже просто сидел рядом, не кричала, а только глубоко дышала, широко открыв рот. Петру уже было не до шуток - прикрыв глаза, он наслаждался узкой девственной попкой. Я даже не заметил как он кончил, просто Петр неожиданно выдернул член из чавкнувшего ануса и завалился рядом, тяжело дыша.

- Ну, чего ждешь? - прохрипел он мне - я же вижу, что ты тоже хочешь. Так и поедешь что ли со стояком?

Я и сам знал, что не выдержу. Пристроившись сзади жены, я направился в запретную ранее для меня дырочку. Попка, смазанная жиром и спермой Петра, а так же им растянутая, приняла мой член довольно легко. От ощущения тугого сфинктера, скользящего по члену, у меня снесло крышу. Так я не трахал жену никогда. Очнулся я только тогда, когда обмякший член сам выпал из попки, давным-давно оставив сперму внутри. Колька и Петр уже курили, сидя рядом и посмеиваясь, поглядывали на меня.

- Вот видишь, мужик, как тебе повезло, что нас встретил. - Смеялся Петр. - А то бы так жену в зад и не попробовал. Кстати, пока ты ее ебал, она кончила. Ты-то, наверное, и не заметил.

Возразить, в общем-то, было нечего.

- Ну а теперь грузимся по быстрому и едем. - Вскочив, они принялись кидать наши вещи в багажник - До самого подьезда довезем, вы честно заработали.

Вскоре все было собрано, Петр уселся за руль, я рядом, чтобы показать дорогу в городе. а жена с Колькой на заднем сидении. Минут через 15 мы уже ехали по трассе. Жена сидела, молча глядя вперед, на освещенную фарами ленту шоссе, похоже, обдумывая случившееся. Колька же с каждым километром все больше и больше ерзал, сопя и вздыхая, проявляя непонятное беспокойство. Через некоторое время я поймал себя на том, что его больше не слышно. Обернувшись, я понял, что именно ему не давало покоя. Колька сидел развалившись, по лицу его блуждала довольная улыбка. В паху у него мерно поднималась и опускалась голова моей жены.

- Останови! - Попросил я Петра.

Тот послушался. Я пересел назад и мы двинулись дальше. Колька с женой этого даже не заметили. Насладившись минетом, он захотел большего. Посадив ее на колени спиной к себе он стянул с нее до щиколоток штаны вместе с трусами и попытался посадить на член. Получалось плохо, несмотря на то, что она сама направляла его в себя, но стоило ей убрать руку - и все приходилось начинать сначала.

- Колька, чего ты там? - спросил Петр, наблюдая непонятную возню в зеркало.

- Да вот, дядь Петь, выпадает... - Колька в очередной раз потерпел неудачу. - А вы ж говорили, 50 км. так ехали однажды... .

- Дурак ты, Колька - с сожалением сказал Петр. - Внимательнее слушать надо и подробности запоминать, а не только сам факт. Я же говорил - в жопу вставлять надо! Понял? В жопу!

- Понял, дядь Петь! - обрадовался Колька, приподнимая жену и легко одевая на член. От неожиданности и глубины проникновения она вскрикнула, но тут же принялась подпрыгивать. Колька помогал ей, подталкивая под ягодицы, но в тесной машине все равно было неудобно.

- Ну что, Коль, засунул? - Петр опять хитро поглядывал в зеркало.

- Ага, дядь Петь, только неудобно тут.

- А теперь, Коль, ты ее не держи, а держись сам покрепче. И ничего не делай. Как кончишь - скажи.

Колька послушно вцепился в дверную ручку и спинку переднего сиденья. Петр свернул на первый попавшийся проселок, и уазик резво запрыгал по колдобинам, полностью оправдывая свое прозвище "козел". Крепко ухватившийся Колька сидел на месте, а жена высоко подскакивала на каждой кочке, скользя при этом по члену. Стоны обоих напоминали саундтрек порнофильма. Через два километра Колька сказал:

- Дядь Петь, я все...

Петр развернулся и притормозил.

- Слышь, а ты будешь? - обратился он ко мне - нам еще обратно ехать по этой дороге, жалко трястись, если без пользы.

Я молча достал торчащий хуй и сняв жену с Кольки, надел ее попкой на себя. Петр повел машину обратно. С первых же метров я понял, что способ заслуживает нобелевской премии. Жена подскакивала, то почти спрыгивая с члена, то насаживаясь на него всем весом, неравномерно разбросанные ухабы вносили пикантную непредсказуемость фрикций. Кончил я задолго до трассы, но член, приятно сжатый у корня сфинктером, вынул только тогда, когда мы остановились у нашего подьезда.

Мужики, выгрузив наши вещи, настойчиво предлагали проводить до квартиры и даже донести жену до кровати, но я, живо представив, на что будут похожи при таком раскладе ее дырочки к утру, категорически отказался. Погрустнев, мужики пожелали скорейшего выздоровления и пригласив приезжать за грибами еще, уехали. Мы поднялись к себе и, утомленные сегодняшними приключениями, завалились спать.

Нога полностью прошла через четыре дня. Однако в следующие выходные за грибами мы не поехали. Хотя по невысказанному соглашению мы ни разу не обсуждали произошедшее, я видел, что это не идет у нее из головы, да и сам не мог забыть жену, стоящую на поляне раком и принимающую в себя двух мужиков с двух сторон. В следующую пятницу, возвращаясь из ресторана после встречи с друзьями и будучи навеселе, мы даже повторили ноу-хау Петра, остановив какого-то бомбилу на уазике и усевшись сзади, попросили его отвезти нас на улицу, где, как я точно знал, дорога не ремонтировалась уже лет сто. Без смазки попка жены поначалу впускала меня неохотно, но в конце концов мы оба все-таки получили желаемое. Водила, кажется, так и не понял, почему прилично одетые люди выбрали его машину и зачем женщина всю дорогу сидела на коленях мужчины. За это отдельное спасибо длинной и широкой юбке жены.

- А поехали за грибами! - сказала она на следующее утро, проснувшись и сладко потягиваясь. Быстро собравшись, через час мы уже были в электричке. И вот мы снова в лесу. Снова воздух, шелестящие листья, пение птиц, солнце над верхушками деревьев. Пробродив весь день, мы присели отдохнуть перед тем, как вернутся на станцию. Перекусив, я принялся собирать вещи.

- А знаешь что, дорогой... . - потянулась жена, лукаво на меня посматривая - мне почему-то кажется, что сейчас мы пойдем и я подверну ногу. Так что давай-ка я здесь останусь, а ты иди на дорогу. Может быть остановится кто-то, кто согласится нам помочь...