1

Учиться - дело нелегкое. Потому что скучно. Пары длинные, делать нечего. Второй год здесь уже так маюсь. Наше заведение гордо называется "технический колледж". Мы - будущие программисты, что означает помимо прочего еще и активное изучение математики во всех ее видах. Вот и сейчас мы ее изучаем. Математика, кстати, далеко не самый худший предмет, главным образом из-за преподавателя. Анна Сергеевна - невысокая красивая женщина слегка за 30. Глядя на нее член сразу начинает оживать, и мысли фривольные лезут в голову. Фигура-то у нее очень даже ничего. А недавно у ее стола кто-то оторвал переднюю стенку. Я подозреваю, что сделано это было неспроста, и даже догадываюсь, кто именно это сделал. Доску эту временно прислонили на свое место, но теперь-то она стоит на полу и между ней и столешницей образовалась приличная щель. Так что теперь вся группа может любоваться круглыми коленками Анны Сергеевны. А там есть на что посмотреть, я, как сидящий близко, это точно знаю. Вот и сейчас разглядываю обтянутые блестящими колготками ножки.

- Серегин, иди обьясни нам, что я здесь написала! - слышу я ее голос. Серегин Леха - это я. На произнесенную вслух мою фамилию срабатывает годами выработанный рефлекс, я встаю и не спеша, как и подобает настоящему студенту, иду к ней.

Что-то группа у меня сегодня какая-то сонная. Понятно, что все устали, последняя пара, но все же... Я - преподаватель математики в техническом колледже, Анна Сергеевна Логинова. Преподаю я тут уже много лет, это первое и единственное мое место работы после института. Я довольна, бывает и похуже. И коллектив неплохой, и со студентами вроде общий язык нахожу. Хотя, конечно, заведение техническое, учатся в основном мальчишки, а у них в этом возрасте известно что в голове. Вон сидят, полгруппы под стол пялится, на мои ноги, думая, что я этого не замечаю. Смотрите, мне не жалко. А вообще пора и про науку поговорить. Я встаю и подзываю к себе Серегина - он что-то особенно увлекся заглядыванием в мой стол. Он же прямо напротив сидит, ему лучше всех видно. Иногда, глядя на него, так и хочется на пару секунд ноги раздвинуть, но нельзя. Я ж серьезная женщина, да и старше его в два раза. Ну наконец-то подошел, давай теперь делом займемся.

Возвращаюсь на место. Что-то Сергеевна без особой нужды меня подняла, знает же, что с ее предметом у меня проблем нет, а все равно докапывается к подробностям всяким. Ну да ладно, зато размялся. Она опять что-то на доске пишет, в самом верху. С ее ростом дотянутся туда нелегко, но старается. От этого ее юбка, и так недлинная, задирается еще выше. Украдкой поправляю набухший член. Эх, все-таки до чего ж приятно смотреть на эту женщину сзади! А лучше, наверное, еще и пощупать... а еще лучше потрахать... Тьфу, что это я размечтался! Щас прям, так она и дала! Нас таких полный колледж, небось все для нее на одно лицо. А вот интересно, ведь кто-то же ее трахает? Ходят слухи, что мужа у нее нет, но не может же быть, чтобы вообще никто? О, дописала и говорит что-то... а-а-а, задание нам, что же еще. Говорит, сложное, да это я и сам уже понял... ага, если кто не справится, может после пары задержатся, она обьяснит. Ну посмотрим, посмотрим, я может еще сам смогу...

Написала им задание, которое невозможно решить. Но поймут они это не сразу, не тот у них уровень. Зато заняты будут до конца пары, а то и я тоже устала. Сидят, пишут что-то. Серегин тоже пишет, думает, старается. Вообще мальчик неплохой, умный, по моим прикидкам должен первый сообразить, что задача не решается. Но каждый раз глядит на меня так, что кажется, он меня не только взглядом раздел, но и трахнул, причем несколько раз и в извращенной форме. С одной стороны, это льстит моему самолюбию, а с другой - мы здесь вообще-то не для этого собираемся.

А вот и звонок! Ну, детки, кто решил? Никто? Ну и ладно, занятия окончены, отправляйтесь по домам. Ого, как к дверям кинулись... Куда только усталость подевалась? А тебе, Серегин, чего? Я обьяснить обещала? Ну ладно, давай разбираться. Я подхожу и заглядываю через плечо в его писанину. Похоже, правильно начал, а потом его куда-то не туда понесло. Начинаю обьяснять, попутно черкая в его тетради. Неожиданно замечаю, что он как-то затих, не шевелясь и не отвечая на мои комментарии. А, понятно... Это я так увлеклась, что наклонилась ниже положенного. Моя левая грудь удобно устроилась у него на плече, а бедный мальчик усиленно старается скосить глаза в ее сторону, не поворачивая при этом головы. Нет - говорю я - Мне так стоять не удобно. Забираю его тетрадку и сажусь за свой стол. Теперь пусть он постоит, глядя мне через плечо.

Остался после пары послушать, что Сергеевна скажет про эту чертову задачу. Сначала не собирался, но увидев, что все остальные ушли, решил остаться, пообщаться наедине с красивой женщиной. Нет, я понимаю, что разговор пойдет только о математике, но все равно приятно. Подошла, рассказывает... ага, вон где я лоханулся... теперь понятно. Наклонилась, легла на меня грудью и продолжает пояснять. К локтю прижимается мягкое женское бедро. Ощущения упругой груди на плече и звуки мягкого негромкого голоса возле уха напрочь выдувают из головы всю математику. Прикрыв глаза, я наслаждаюсь ситуацией. Продолжается это недолго, она говорит что ей неудобно и уходит на свое место. Жаль, а мне было очень удобно. Я становлюсь рядом. Она что-то говорит и пишет, но мне уже совсем не до того. Я пытаюсь заглянуть ей в вырез блузки. Видно не очень. Эх, вот если бы она еще чуть-чуть наклонилась... Словно услышав меня, Анна Сергеевна наклоняется и слегка поворачивается. Вот теперь мне все отлично видно. Нет, сама грудь надежно покоится в лифчике, но блузка теперь совершенно не мешает рассматривать просвечивающиеся сквозь кружева темно-коричневые соски.

Мда, похоже я глупость сделала. Теперь он стоит надо мной и вертится, выбирая наилучшую точку чтобы разглядеть мои сиськи. Чувствую, что все мои пояснения про задачу уходят в никуда. Сжалившись, я принимаю положение, при котором обзор для него максимален. Странно, но я тоже получаю от этого удовольствие. Может, я латентная эксгибиционистка? Стоит, молча смотрит. Я тоже молчу, начиная жалеть о содеянном.

С шумом распахивается дверь и на пороге возникает Танька. Это моя подруга, а так же секретарь нашего директора.

- Ань, ты домой вообще собираешься? Отпусти мальчика и пошли быстрей!

- Хорошо, Тань, сейчас иду.

Отпускаю Серегина и быстро собираюсь. Мы с ней живем в соседних домах и возвращаемся обычно вместе. По дороге она успевает вывалить на меня все новости и пожаловаться на жизнь. Хотя по-моему на жизнь ей жаловаться грех - в отличие от меня у нее есть муж, дети и два любовника, причем один из них - наш директор. На него-то и жалоб больше всего за день накапливается. То накричит, то наоборот, внимания не обращает... Еще он большой поклонник анального секса. Так что у Таньки еще один повод для жалоб - сначала ей, видите ли, больно было, сейчас - уже нет, привыкла, но теперь другая беда - говорит, что он попку ей так растянул, что туда бутылку без проблем вставить можно. Она, правда, не пробовала, но твердо в этом уверена. И теперь боится, что когда-нибудь муж, разглядев эту особенность задницы жены, начнет задавать неудобные вопросы. У меня, слава богу, таких проблем быть не может по причине отсутствия мужа, а вот мужчина есть. Это наш преподаватель физики, Иван Георгиевич. Я бы не сказала, что у нас любовь, так, просто трахаемся иногда. Он - для удовольствия, я - для здоровья. И оба друг другом довольны.

За подобными разговорами мы незаметно добрались до места и разошлись по домам, договорившись встретится утром.

Ну вот, принес же черт эту Татьяну не вовремя - со злостью думал я, шагая домой. Так все хорошо начиналось... А может, это и к лучшему... Надо завтра будет после занятий еще к Анне подойти - пусть уж до конца растолковывает мне, тупому, премудрости науки. Да и вообще нефиг выпендриватся своими способностями, почаще надо к ней вот так за помощью обращаться. Это, оказывается, очень увлекательно.

Во дворе меня встретил Мишка. Это друг мой, и учимся мы вместе.

- Леха, выручай! Я с девченкой сегодня встретится договорился, а она с подругой придет! Ты ж понимаешь, мне эта подруга на фиг не нужна! Пойдем со мной, будешь ее отвлекать. Что тебе стоит, погуляешь с девкой полчаса, а потом она нас уже хрен найдет.

Планов на вечер не было никаких и я согласился. Встретившись с девушками, Мишка наскоро нас представил и подхватив свою пассию под руку куда-то моментально исчез. Люда, доставшаяся мне, на удивление оказалась не только особой приятной внешности, но и умной собеседницей. В результате прошлявшись по парку вместо оговоренного получаса целых два часа, я проводил ее домой и даже осмелился поцеловать на прощанье. На поцелуй она не ответила, но и не оттолкнула, что я расценил как хороший знак.

Сейчас опять заходил Серегин. Говорит, что жаждет продолжить обсуждение вчерашней задачи. Мы оба понимаем, что пришел он вовсе не за этим, и я, может быть, даже согласилась бы еще для него попозировать, но сегодня не до этого. Через 15 мин. Танька ждет меня на выходе и мы отправляемся по магазинам. Что-то она там себе присмотрела, хочет со мной посоветоваться. Так что Серегин сегодня пролетает. Отправив его, я быстро собралась и заторопилась к лестнице, однако не пробежала и десяти шагов, как была поймана за рукав Иваном. Затащив меня к себе в аудиторию, он поворачивает в двери ключ, и прижав меня к стене, начинает исступленно целовать. Руки его при этом торопливо расстегивают мое пальто.

- Вань, не надо, перестань. . - шепчу я, уворачиваясь от его назойливых губ. - Некогда сейчас, меня Танька внизу ждет.

К этому времени пальто не только расстегнуто, но и уже валяется на ближайшем столе.

2

- Ань, ну давай... мы быстро... Я тебя так хочу... Вот... - он хватает мою руку и направляет себе в пах. Ого, из брюк угрожающе торчит нечто толстое, твердое и горячее. Когда только успел достать? Не в таком же виде он меня в коридоре ждал. Его рука забирается под юбку и пытается протиснутся между сжатых ног. Я понимаю, что проще и быстрее дать, чем уговаривать отложить это на завтра.

- Ну что с тобой поделаешь... . Но только быстро! - шепчу я, поворачиваясь к нему задом и укладываясь грудью на стол. Обрадованный Ванька мигом задирает мне юбку на спину и сдергивает до колен колготки вместе с трусами.

- Вань, осторожнее! Порвешь - убью! И не дам больше никогда!

Но он, похоже, меня не слышит. Торопливо пристроившись, начинает запихивать в меня свой кол. Это доставляет мне пару минут неприятных ощущений, у меня там все сухо. Скоро влагалище понимает, что надо приспосабливаться, и вот член уже мягко скользит по смазке, доставляя удовольствие не только ему, но и мне. Я чувствую, что долго он не продержится и всеми силами стараюсь расслабится, успеть получить свой оргазм. Успела! Наслаждение накрывает меня за пару секунд до его беспорядочных мелких толчков, хорошо мне знакомых. Быстро вытерев вытекающую из меня мутно-белую жидкость, я торопливо натягиваю одежду и убегаю, на прощание чмокнув его в щеку.

Танька уже нетерпеливо вертится в холле.

- Ну где ты шляешься!? - возмущается она, и бегом тащит на улицу. Однако там, внимательно посмотрев на меня при дневном свете, хихикает.

- Ага, понятно... С Ванькой трахалась!

- С чего ты взяла?

- А у тебя после секса сразу специфический румянец на лице появляется! - радостно извещает она меня.

Я чувствую, что краснею еще больше. Все у нас, конечно, знают в общем, кто с кем. Такое в коллективе невозможно утаивать долго. Но если это видно сразу на лице... . Я в очередной раз зарекаюсь трахаться на работе.

- Ладно, не красней! - хохочет Танька. - Подумаешь, делов-то... Меня вот тоже час назад руководитель отодрал... Такова уж судьба наша женская.

Сергеевна меня сегодня кинула. Обидно. Я-то губы раскатал... Наверное, поняла, зачем я пришел. Зато я опять гуляю с Людкой. На этот раз обошлось без посредников в лице Мишки. Мы бродим по парку, мирно беседуя. Очень хочется целоваться, но кругом люди. Я сворачиваю с дорожки в сторону, притворяясь, что тысячу раз ходил этим путем и здесь гулять ничуть не хуже. Отойдя достаточно далеко от людных мест, осуществляю свое желание. Сегодня Людка мне отвечает, не очень, правда, умело. Я запускаю руку ей под куртку, нащупывая грудь. Вот она, небольшая и упругая. Сквозь кофточку явственно прощупывается твердый сосок. На ней нет лифчика? Забираюсь под кофту. Она пытается что-то возразить, но так вяло, что это меня не задерживает. Да, лифчик отсутствует. От ощущения в ладони теплой бархатистой груди у меня встает. Помяв по очереди оба холмика пытаюсь залезть ей в джинсы. Сходу это мне не удается, надо их расстегнуть. Вот тут она начинает сопротивляться всерьез. Тогда я расстегиваю молнию у себя, достаю одервеневший член и кладу на него ее ладонь. Похоже, с этим предметом она еще не знакома. Замерев на секунду от неожиданности, она принимается изучать его осторожными прикосновениями. Я в это время беспрепятственно расстегиваю ее штаны и запускаю руку в трусики. У нее там все мокро. Хорошенько намочив палец, я кладу его на клитор и поглаживаю круговыми движениями. По ее участившемуся дыханию понятно, что все делаю правильно. Она тоже мне дрочит, причем не так уж и плохо. Интересно, где научилась? Почувствовав, что кончаю, отворачиваю член в сторону. Белые струи улетают в кусты. Вскоре кончает и она. Потом мы долго стоим, прижавшись друг к другу и целуясь, ни слова не говоря. Наконец она понимает, что наши джинсы до сих пор расстегнуты и начинает лихорадочно приводить себя в порядок. Уже возле дома она спрашивает меня - Тебе понравилось? Ну что я могу ей ответить?

Близится наш преподавательский праздник - День учителя. Сегодня в холле вывесили обьявление с программой мероприятий. По моему, это уже давно можно не делать, из года в год повторяется все одно и то же. Сначала торжественные речи, потом самодеятельность, и наконец то, ради чего студенты собираются - так называемая дискотека. Нам, педагогам, это сплошная головная боль - несмотря на все принимаемые меры, детишки умудряются протащить спиртное, после чего некоторые оказываются не в состоянии даже стоять на ногах. Впрочем, мы тоже отмечаем в своем педагогическом кругу, хотя и не до такого состояния.

Сегодня на занятиях Серегин опять гипнотизировал взглядом мои коленки. Я все-таки не удержалась и раздвинула их. Так, чуть-чуть, лишь слегка превышая приличия. Он аж на стол улегся, чтобы получше все разглядеть. Глупенький, ну что ты там увидишь в темноте за пять секунд! А вообще пора завязывать с короткими юбками. Беда в том, что других в моем гардеробе не водится, придется в ближайшее время что-нибудь этакое прикупить. Но это потом, после праздника, как раз премия должна быть по этому поводу. Кстати, в этот знаменательный день надо бы принарядиться. Сегодня же перетрясу дома шкафы.

Мы с Мишкой обсуждаем важный вопрос - как протащить на дискотеку водку. Без нее там делать нечего. Конечно, это обсуждение - простая формальность. Все уже придумано до нас и напрасно на входе директор проверяет сумки и выпуклости на одежде. Водка покупается заранее и прячется внутри здания в укромных местах, например, в охапку метел под лестницей. Странно только, что за всю историю заведения никто не догадался проверить эти места.

- Кстати, как там у тебя с Людкой? - вдруг спрашивает Мишка.

- Нормально... Гуляем...

Я же не могу рассказать ему в подробностях, как именно мы гуляем. Вчера мы опять ходили в парк, опять дрочили друг другу. Я попытался развернуть ее к себе задом и нагнуть раком с целью совершения нормального полового акта, но получил категорический отказ. А мне казалось, что уже можно...

Вот и настал этот день. С утра все меня поздравляют с профессиональным праздником. На столе растет охапка цветов. Кроме того, от мужчин выслушиваю восхищение своей красотой. Еще бы, вчера весь вечер наряд подбирала, а сегодня все утро красилась! Юбка чуть короче общепринятых норм, туго обтягивающая задницу и демонстрирующая мои все еще стройные ноги, блузка, практически прозрачная, под которой нет лифчика. С моей небольшой грудью я могу себе это позволить. Правда, сверху все это безобразие прикрыто пиджачком. Но все равно зашедшие поздравить лица мужского пола уходят, старательно прикрывая пах. Выпив с утра шампанского, я слегка расслабилась и не отказываю себе в удовольствии пошалить, позволяя им увидеть чуть больше, чем положено. То пиджак оттопырится на мгновение, позволяя мелькнуть темному пятнышку соска, то юбка, если правильно сесть, сползет вверх, обнажая краешек резинки чулка. Да много еще есть маленьких женских хитростей. Вообще-то воспользоваться всей этой красотой доведется только Ивану. Я и чулки-то сегодня одела, чтобы уж совсем ничего ему не мешало, хотя я их и не люблю. И чтобы колготки не порвал в запале, а то был уже один такой случай. В рваных колготках на люди не покажешься, и без них тоже вроде как не сезон... спасибо Таньке, у нее в столе завалялись лишние. Ее, кстати, сегодня нет, приболела. Ну да я к ней потом зайду, отметим праздник.

Сейчас с Мишкой ходили преподов поздравлять. Сергеевна сегодня - вообще отпад! Сиськи у нее, конечно, классные... Ее в таком наряде вечером точно изнасилуют! Шучу, конечно, но глядя на нее, слюнки пускать будут многие. Надо будет напросится потанцевать с ней, полапать. А пока - посмотрели на нее, поздравили, и быстренько ушли, пока она наши вставшие концы не заметила. Учебы сегодня, конечно, никакой... Покрутившись немного, мы с Мишкой сбежали домой, собираясь вернутся к вечеру, по возможности пропустив торжественную часть.

Вот и закончились поздравительные речи. Пока студенты смотрят песни и пляски местной самодеятельности, мы, их педагоги, пьем водку за столом, накрытым в кабинете зама по учебной части. Я постоянно украдкой проверяю состояние юбки на заднице. Иван, сволочь этакая, еще час назад затащил меня к себе. Когда я сняла пиджак, глаза его округлились, а когда он увидел чулки... . Моментально сдернув штаны, он плюхнулся в кресло и грубо надел меня на член, сдвинув полоску трусиков в сторону. Его руки подхватили меня под ягодицы, поднимая и опуская, словно резиновую куклу. Скоро я пришла к выводу, что кресло с подлокотниками для такой позиции не очень подходит, высоко задранные коленки не позволяют мне свободно двигаться. Сказав об этом, в следующую секунду я оказалась лежащей на столе поверх бумаг, с ногами, закинутыми ему на плечи. Так оказалось гораздо удобнее и вместе с возобновившимися мощными толчками внутри меня я почувствовала приближение первого оргазма.

Потом, приводя себя в порядок, выяснилось, что трусы в таких случаях все-таки надо снимать. В пылу страсти отодвигая их, Ванька перестарался. Нет, в клочки он их не порвал, но один шов все же лопнул. Обидно было вдвойне - во-первых, трусики жалко, а во-вторых - что я теперь одену? В результате Ивану досталось по полной, в том числе трусами по глупо улыбающемуся лицу, а я теперь сижу с голым задом и мне постоянно кажется, что из меня вытекает сперма и на юбке расплывается заметное пятно в соответствующем месте. Хорошо, что с каждой рюмкой это беспокойство слабеет. Ну вот, вроде совсем прошло. Плохо только, что я теперь прилично пьяна. И как раз пора идти в зал. Начинается дискотека.

3

Мы пришли вовремя. Да и все остальные пацаны тоже. Проигнорировав официоз, мы успели поднять себе настроение грамм на 150 каждый и в зал попали, когда музыка уже надрывалась вовсю, а свет медленно гас, уступая место разноцветным прожекторам. В их мигающем свете разглядеть можно только смутные силуэты. Наверное, это специально задумано для того, чтобы не оскорблять взгляды зрелищем пьяных студентов. Заметив в последний момент стоящую неподалеку Анну Сергеевну, я направился к ней, надеясь пригласить танцевать ее первым. Сначала, однако, пришлось дождаться медленной музыки.

На удивление легко она согласилась на приглашение и положив руки мне на плечи, мы закачались в танце. При ближайшем рассмотрении она оказалась заметно пьяна, что теоретически должно было облегчить мою задачу. Постепенно не без моей помощи мы переместились в темный и относительно безлюдный угол. Мои руки уже не таясь сжимают ее ягодицы, скользят по ним, поглаживая и ощупывая сквозь тонкую ткань. Восставший член упирается ей в живот. Не понимаю, то ли она мне это разрешает, то ли просто не замечает. Решив, что все-таки разрешает, нагло запускаю руки под юбку. К этому времени мы уже не танцуем, а просто стоим, слегка покачиваясь. Мои ладони медленно скользят вверх по скользкому нейлону. Ух! Под пальцами уже прохладная гладкая кожа. Она в чулках? Руки сами двинулись вверх...

В голове шумит. Наверное, с водкой я перебрала. Стою у стенки, слегка шатаясь и наблюдаю за танцующими. Подошел Серегин, что-то говорит, тянет руки к талии. Наверное, танцевать зовет. Почему бы и нет? Да-а-а, я точно перебрала... хорошо, что он меня так крепко к себе прижимает, иначе уже упала бы пару раз. И так приятно чувствовать себя в обьятиях мужчины. Пусть даже он вдвое моложе. Его руки потихоньку сползают с талии ниже. Мальчик хочет полапать задницу взрослой женщины? Ну пусть, мне не жалко. Старается, каждый миллиметр ощупал. Чувствую, что спереди в меня упирается что-то твердое. Ну да, конечно, что же там еще может быть. Приятно, что на меня у молодых еще встает. Ах, проказник, под юбку лезет! Да ладно, пусть у мальчика сегодня будет праздник, все равно сопротивляться нет сил. Как нежно он меня гладит! Давно со мной мужчины так не обращались. Голова кружится... . Ага, добрался до края чулок... замер... двинулся дальше... сейчас доберется до трусов... ТРУСОВ?! На мне же нет трусов! Сейчас мой же студент схватит меня за... Хмель моментально выветривается. Стараясь сделать голос как можно строже, я говорю:

- Серегин! Тебе не кажется, что ты слишком далеко зашел?!

Как она меня обломала! У меня сразу сработал многолетний рефлекс на этот отвратительный учительский тон - руки моментально оказались за спиной. Однако в последний момент мне показалось, что пальцы коснулись влажной расщелины, обрамленной мягким пушком. Получается, на ней и трусиков нет? Вот уж не ожидал от серьезного преподавателя, что она ходит на работу в таком виде... Хотя, может быть, мне просто показалось...

- Извините, Анна Сергеевна... - пробормотал я, краснея. Она, конечно, в таком шуме ничего не услышала, но кивнула.

Поспешно исчезнув из ее поля зрения, я отправился искать Мишку. Он нашелся у противоположной стены. Подумав, я решил не рассказывать ему, чем только что занимался, хотя похвастаться очень хотелось. Ему, однако, было и не до этого.

- Слышь, Леха! - проорал он мне в ухо. - тут пацаны недавно Светку ебать повели, пошли и мы тоже!

Светка была местной достопримечательностью, ибо подвыпив, давала всем без разбора. И трезвая тоже давала, но тут уже приходилось упрашивать, напирая на то, что она хорошая девчонка, настоящий друг, а тут у пацанов стояк и яйца лопаются, надо бы помочь... Однако при всем этом она почему-то считалась отнюдь не блядью, а хорошим добрым человеком и ценным кадром, поэтому любому ее обидевшему крайне не рекомендовалось появляться в стенах колледжа до окончательного примирения с ней.

После наших танцев с Анной Сергеевной член настойчиво требовал засунуть его хоть куда-нибудь.

- А пойдем! - согласился я. - Куда они ее повели?

- Вроде в сортир на втором этаже. Найдем! - Мишка уже тянул меня за собой.

Завернув для начала на чердак и приняв еще по 150 для храбрости, мы отправились искать Светку. Она действительно оказалась в мужском туалете второго этажа. В тусклом свете лампочки клубами плавал табачный дым. Светка стояла раком, опершись локтями на подоконник и курила, задумчиво глядя в окно, иногда перебрасываясь словами с сидящим на подоконнике рядом старшекурсником. Ее трусы и колготки болтались на щиколотках, а сзади ее энергично долбил какой-то незнакомый мне пацан. Ритмично дергая задницей, одной рукой он придерживал свои брюки, не давая им упасть на грязный пол, а другой - Светкину юбку, закинутую ей на спину, но все время норовившую сползти. Рядом с ним стояли еще двое, ожидающие очереди, жадно глядя на мелькающий между женских ног член товарища и поглаживая свои. Те четверо, кто уже закончил, курили в углу, изредка поглядывая на нее и прикидывая, не стоит ли повторить. Сидящий на подоконнике лениво уговаривал Светку у него отсосать. Та так же лениво отказывалась. Это была традиция - все знали, что Светка в рот не берет, но многие пробовали предлагать, надеясь на чудо.

Мишка сунул мне в руку презерватив.

- На, держи, пригодится.

- Нафига? - не понял я.

- Увидишь.

Первый пацан кончил и отправился в угол к остальным. К Светке тут же начал пристраиваться следующий. Долгое ожидание сыграло свою роль - суетливо тыкая членом куда-то под ягодицы и не попадая, он кончил, не успев вставить, поливая спермой Светкину задницу. Следующий продержался чуть дольше, а потом подошла и наша очередь.

Я стояла у стенки и протрезвев, ужасалась. Я, преподаватель, позволила студенту лапать себя! Да еще при таком скоплении народа! Более того, мне это понравилось! А если он сейчас всем друзьям хвастается? От этой мысли мурашки поползли по телу. Хотя вроде он не такой, не должен. Успокаивать нервы я отправилась проверенным способом - водкой. Позвала для компании Надежду, преподавателя истории, и мы отправились в кабинет к нашему столу. Пропустив первым делом по рюмочке, мы перешли к разговорам.

- Видела, ребята опять Светку в туалет потащили? - Спросила Надька, жуя салат.

Что за Светка и зачем ее тащили, вопросов не возникало. Светку знали все. Ходили даже слухи, что ей пользуется кое-кто из педагогов. Но это вряд ли. Если всплывет - будет большой скандал с увольнением всего руководства. Я снова вспомнила руки подростка, блуждающие под юбкой.

- Я не видела, но все равно знаю. Они ее каждый праздник таскают. Интересно, сколько через нее мужиков за раз проходит?

- А щас прикинем. - Надька начала загибать пальцы. - С ней пошли двое, потом вошли еще четверо, потом еще двое... Да, и еще Серегин с этим другом своим, не помню как звать. Итого, минимум десять, а может и еще кто подойдет.

- Серегин? - Мне показалось, что я ослышалась.

- Ну да, а что?

- Ничего, это я так. Ну все, хватит жрать, пойдем. - я вскочила и вылетела из кабинета. Ах ты ж гад! - думала я. Сначала меня лапаешь, а потом идешь эту шлюху Светку трахать? Стоп. Я что, ревную? Какое мне дело до этого пацана? Пусть трахает, кого хочет. Что я, сама должна была ему дать?"А почему бы и нет?" - коварно шепнул внутренний голос. Остановившись у окна, я продолжала диалог сама с собой, косясь на дверь туалета.

- Ну что вы там стали? Давайте, кто следующий! Или я ухожу? - раздался Светкин голос. Однако при взгляде на ее промежность всякое желание у меня пропало. Там все было покрыто слоем спермы. Она стекала по ляжкам, капала из незакрывшейся дыры влагалища на пол и на Светкины трусы. Я понял, зачем Мишка дал презерватив, но даже с ним к ней подходить не хотелось.

- Не, я что-то не хочу... Наверное, выпил много. Иди ты. - шепнул я Мишке. Он непонимающе посмотрел на меня.

- Правда чтоль? Ну как хочешь... - натянув презерватив, он пристроился к ней сзади, с громким хлюпаньем принявшись дергаться, прижавшись к ее заднице. Посмотрев на это, я развернулся и пошел к двери.

В коридоре стояла Анна Сергеевна.

- Серегин, подойди сюда! - ее голос не предвещал ничего хорошего. Я подошел.

- Ты что там делал?

- Анна Сергеевна... Ну как вам сказать... Это же туалет... что там еще можно делать?

Не мог же я сказать, зачем на самом деле туда ходил, а тем более что позорно бежал, так этого и не совершив.

- Туалет, говоришь... А Светка там что делает?

- Курит... Больше ничего...

- Да ладно тебе врать-то! Что я, не знаю, что вы там с ней делаете? И ты теперь тоже? С ней? - Она уставилась мне прямо в глаза, не отводя взгляда.

- Не, я не стал...

- Не ври!

Все шло к тому, что мне придется сознаваться в том, чего я не делал. Меня спас проходящий мимо директор.

- Анна Сергеевна, оставте его, пусть отдыхает. Иди, студент, пляши дальше - это уже мне. Обрадовавшись, я метнулся к лестнице. Нее, пора валить отсюда. Второй раз я Сергеевне попадаться не намерен. Пойду-ка я к Людке, она дома, вызову в подьезд, пообжимаемся. А то у меня при взгляде на Сергеевну опять встал.

Допрос Серегина сорвался. И принес же черт директора не вовремя! Он же уже почти признался! Ничего, еще попадется.

- Анна Сергеевна - донесся до меня голос руководителя - Сегодня приказ пришел, вас тоже касается. Пойдемте ко мне, я вам его покажу.

Он что, не мог придумать предлог получше? - думала я, направляясь вслед за ним. Это ж надо - предлагать приказ читать вечером, в праздник и пьяными! Еще суметь надо до такого додуматься! Однако сейчас его желания полностью совпадают с моими, очень хочется быть оттраханной, все равно кем. Вежливо пропустив меня к себе в кабинет, он закрыл дверь на ключ и не включая свет набросился на меня, нашаривая на юбке молнию. Вот юбка уже где-то на полу под ногами. Его руки обшаривают ягодицы, скользят по бедрам, пытаясь стащить несуществующие колготки и трусики. Не найдя их, сует руку между ног и нащупав там влажные губки, убеждается, что трусов на мне нет. Это приводит его в состояние дикого возбуждения, он кидает меня животом на стол и с рычанием вламывается сзади. Хорошо, что я уже вся мокрая. Приятно чувствовать в себе возбужденного мужчину, голову начинает заволакивать туманом. Сквозь него я чувствую палец, размазывающий что-то прохладное вокруг ануса. Смазанный палец нежно проникает в попку. Выходит. Входит еще раз, проталкивая внутрь смазку. Это даже приятно в сочетании с членом, снующим в дырочке чуть ниже. Однако на краю сознания всплывают некоторые опасения. Я вспоминаю, как Танька говорила о его любви к аналу. А может, обойдется? У меня же были мужчины, которые любили просто вставить палец, ну или два... Кстати, в моей попке их уже именно два. Вскоре к ним добавляется третий, они легко входят в меня, каждый раз добавляя порцию смазки. Я уже понимаю, что пальцами дело не обойдется. Что ж, надо же когда-то начинать.

4

Член покидает мое влагалище. Вот головка уперлась в анус. Его руки растягивают ягодицы в стороны, головка давит все сильнее. Глубоко вдохнув, я расслабляю сфинктер насколько возможно и скользкая головка проваливается внутрь. Ну и что Танька жаловалась? - думаю я - это же совсем не больно. Ощущения, конечно, интересные, но и не более того. Однако вслед за головкой в меня начинает проникать толстый и твердый ствол. Твою мать!!!! Это действительно больно! Похоже, что член увеличился в диаметре минимум втрое. Я чувствую, как натянулся сфинктер. Еще чуть-чуть, и он порвется. Член неумолимо движется вглубь. Чтобы не закричать, я сжимаю зубами рукав пиджака. Из глаз льются слезы, размывая косметику. "Танечка, да как же ты такое выдерживаешь?!" - вспоминаю я Таньку. Если жива буду, обязательно ее распрошу, может, есть какие-то хитрости, чтобы не так больно было.

Он уже вошел в меня весь, я чувствую его лобок, упершийся мне в задницу. Я ощущаю каждый миллиметр члена. Головка, похоже, находится где-то в желудке. Я и не подозревала, что в меня можно столько засунуть. Сзади раздается тяжелое хриплое дыхание. Член не спеша выходит из попки, чтобы тут же вернутся. Из глаз опять брызжут слезы, изо рта стон.

- Тихо, тихо, Логинова, все будет хорошо, я тебе премию выпишу, а завтра можешь на работу не приходить. - слышен сзади хриплый шепот. Да куда ж я теперь денусь, когда уже по самое не могу на хуй задницей надета? Только бы не порвал... Он уже трахает меня с обычной частотой и размахом. Попка привыкает, боль стала не такой острой. Чтобы быстрее прекратить эту экзекуцию, я начинаю подмахивать, стараясь сильнее сжимать член. Вскоре он хрипит и останавливается. Мне кажется, я чувствую струи спермы, заполняющие прямую кишку. Вытащив из меня свое обвисшее хозяйство, он хлопает меня по заднице и говорит:

- Хорошая у тебя, Логинова, попка. Узкая. Тебя в нее раньше не трахали? А работать ей ты умеешь. Ты ко мне почаще заходи, я тебя не обижу.

Я молчу. Несмотря на обильную смазку, попка вся горит. Кажется, что осталась огромная дырища и из нее непрерывно течет. Я молча встаю, натягиваю юбку, поправляю одежду и ухожу, осторожно переставляя широко расставленные ноги. Нет уж, нафиг такие праздники. Пойду домой.

Добредя до Людкиного дома, я звоню в домофон. Она дома. Выходя из лифта, я вижу ее, стоящую в дверях.

- У меня предки дома - шепчет она.

- Ну выйди на минутку, здесь постоим - так же шепотом отвечаю я.

- Сейчас выйду. - она скрывается в квартире, закрыв дверь.

Ожидая ее, я слегка выкручиваю лампочку на площадке, так, чтобы она погасла. Этажом выше это кто-то сделал уже до меня. Сверху слышны голоса и звон бутылок, но это этажа через два, они не помешают.

- Ой, а что так темно? - появляется Людка.

- Это я выключил, потом все верну - я за руку тащу ее на площадку между этажами. На ней надет только халат. Расстегнув его, я убеждаюсь, что под ним ничего нет. Она уже достала моего бойца и теребит его обеими руками. Хмель еще не выветрился из моей головы, поэтому через некоторое время я настойчиво, не допуская возражений, нажимаю ей на плечи. Сидя на корточках, она пытается увернутся от настойчиво тыкающейся в губы головки, но сзади нее стена, и мои руки держат ее голову. В конце концов она открывает рот, принимая член. Сосать она не умеет, я просто трахаю ее, но скоро и это мне надоедает. Подняв на ноги, я целую ее губы, руками лихорадочно раскатывая по члену выданный мне Мишкой презерватив. Прижимаю ее спиной к стене, подхватываю под колени и присев, врываюсь снизу. Получилось удачно, я сразу попал куда надо и провалился на всю глубину. Она ойкает и дергается, колотя кулачками по моей груди.

- Тише! - шепчу я - Услышат!

На верху и правда стихли голоса. Людка замолкает, вяло пытаясь слезть с члена не производя при этом шума. Пользуясь этим, я опускаю ее ноги на пол и начинаю двигать тазом. Ее влагалище восхитительно узкое. Интересно, она целкой была или просто мало трахалась? Голоса наверху вновь зазвучали, можно не таится.

- Леша, мне так не удобно - шепчет Людка.

Вынимаю член, разворачиваю ее задом к себе и вхожу в нее снова. Неожиданно в голову приходит мысль - А как там внутри у Анны Сергеевны? Так же узко? Да нет, не должно, взрослая же женщина. И задница у нее побольше и помягче. Дальше я уже ебу Людку, представляя в темноте, что это мой преподаватель математики. От таких мыслей сперма из меня начинает выливаться практически сразу, наполняя презерватив. Потом Людка стоит, прижавшись ко мне, и тихонько всхлипывает.

- Леша... Я не так хотела... Я хотела чтобы как люди... на постели...

- Люд, ладно тебе, не преживай. У нас еще все впереди, завтра будет тебе в постели. - успокаиваю я ее, рукой в это время копошась у нее между ног. Постепенно она замолкает, дыхание ее учащается и наконец она получает свой честно заработанный оргазм.

О-о-ой! Хреново-то как! На работу я сегодня не пошла, помня об обещанном отгуле. Да и без этого не пошла бы. Все болит. Голова гудит как колокол. А не фиг было вчера столько пить! А еще задница... Ужас! Прикоснутся к ней невозможно. В туалет сходить - вообще пытка. И такое чувство, что часть члена осталась внутри. Даже ходить больно. Я пыталась чем-нибудь намазать анус, чтобы уменьшить жжение, но помогает плохо. Зато перемазанные скользким кремом пальцы при малейшем нажатии легко проваливаются в кишку. Меня мучают два вопроса. Во-первых, как Танька умудрилась к этому привыкнуть. Во-вторых - сколько еще преподавателей женского пола у нас ходят с такими же раздолбанными задницами. Я ж так понимаю, мной и Танькой этот козел не ограничился?

Звонок в дверь. Это Татьяна, я ей звонила и умоляла зайти. С порога она протягивает мне лекарство от болезни номер раз - бутылку пива. Я выпиваю ее тут же. Вроде полегче стало. Мы идем на кухню и открыв еще по бутылке, переходим к обсуждению болезни номер два. Танька смеется, когда я ей все рассказываю. У нее есть ответы на все мои вопросы. Для начала она выуживает из сумки тюбик и велит мне немедленно намазать себя там. Мне не очень удобно, и она делает это сама. Немного странно стоять раком перед подругой, которая мажет тебе задницу как снаружи, так и внутри, притворно охая и удивляясь при этом, как же можно заработать такую огромную дыру. Не иначе, говорит, вся мужская половина колледжа здесь побывала вчера. Потом успокаивает, что все это пройдет и в доказательство, бесстыдно стянув с себя трусы, демонстрирует свою попку. С виду у нее все нормально. Не веря, я пытаюсь вставить ей палец. Не лезет. - Ты еще смажь его - смеется она. Мажу палец и пытаюсь снова - он медленно, но входит внутрь. Похоже, и правда не врет, все будет хорошо.

- А что ж ты мне жаловалась-то? - задаю я резонный вопрос.

- А ты два пальца засунь. Или три. - Она наклоняется ниже, оттопыривая зад. К моему удивлению, и два, и три, и даже четыре моих пальчика попка впускает в себя так же легко. Я совершенно свободно двигаю ими и шевелю внутри. Неожиданно слышится Танькин глубокий вздох, она резко выпрямляется, моя рука выскальзывает из нее.

- Хватит. - говорит она. - Меня это возбуждает. Еще не хватало мне кончить от руки подруги в заднице.

Моему удивлению нет предела - оказывается, от этого можно еще и кончить!?

По второму вопросу выясняется, я была одной из последних с нетронутой попкой. Он, оказывается, со всеми это при случае проделывает. Он же директор, ему не особенно-то и откажешь. Некоторых порвал, их больше не трогает. А остальных периодически трахает.

После третьей бутылки я решаюсь и рассказываю ей про нас с Серегиным. Танька долго думает, потом говорит

- Ну трахни его, что ли...

В глубине души я и сама решила так же, но теперь можно успокоить свою совесть тем, что просто послушалась совета подруги.

- Я подумаю. - говорю вслух - завтра посмотрим еще на его поведение.

Я с утра забил на занятия, отправившись прямиком к Людке. Предки ее свалили на работу и ничто не помешало нам воплотить все ее фантазии на постели. Сегодня ее не пришлось уговаривать, она сама набросилась на меня, раздев догола еще в прихожей. Дальнейшее напоминало разнузданную оргию - сначала на постели, потом на кухне, где мы пили чай после первых двух раз, потом на балконе, куда мы вышли покурить, в ванной, снова на постели и так далее. Недостаток опыта она с лихвой компенсировала энтузиазмом и буйной фантазией. Через пару часов у меня закралось подозрение, что создатели Кама-сутры многое упустили. Когда я оделся и стоял в дверях, собираясь уходить, она пыталась на прощание сделать минет, но стоять у меня было уже нечему. В колледж я попал к третьей паре, выжатый досуха, и до конца дня приходил в себя. Сергеевны, кстати, сегодня не было, видно голова болела после вчерашнего. Это и к лучшему, я пока так и не понял, как мне с ней теперь себя вести. Завтра на нее посмотрим, там и видно будет.

5

Вот я опять на работе. Вроде никто не посмеивается за моей спиной, значит ничего особенного я тогда спьяну не натворила, а то, что было, никому не известно. Только директор, встретившись со мной в коридоре, как-то уж очень слащаво улыбался. Сейчас у меня будет группа Серегина, что он будет делать? А может, уже вся группа в курсе? Страшновато.

Нет, вроде все нормально. Все, как всегда, занимаются своими делами, никто не разглядывает меня, не шушукается с соседями. Только Серегин ощупывает меня глазами, пытаясь проникнуть под одежду. Можно спокойно начинать занятия.

Вот и все. Группа с шумом и гамом покинула аудиторию. Серегин выходит последним. У двери задерживается, что-то обдумывая, затем решительно поворачивается и идет ко мне. Ну-ну, мальчик, что же ты мне скажешь?

- Анна Сергеевна... - говорит он, запинаясь - Вы простите меня... ну за то, что я тогда на дискотеке... оно само так получилось...

Эх, я-то ожидала другого. Какой-то инициативы с его стороны. И что мне ему ответить?

- Не переживай - наконец говорю ему - Я тоже виновата. Надо было сразу тебя остановить, но что-то я расслабилась, разомлела. Что ты так нервничаешь? Если хочешь, можешь зайти ко мне после занятий, поговорим.

Ну вот, все сказано почти открытым текстом - я буду его ждать, когда все разойдутся.

- Хорошо, я обязательно зайду - говорит он после того, как до него доходит смысл моих слов, и быстро уходит.

Сидим на паре у Сергеевны. Сегодня она, как и всегда, выглядит сногсшибательно. Глядя на нее, понимаю, что меня теперь всегда будет мучить вопрос - на ней сейчас чулки или колготки? И есть ли на ней трусики?

Звонок. Все радостно бегут к выходу. Я плетусь следом. Она никак не дала понять, что теперь обо мне думает. Может, подойти и извинится еще раз? Тогда же она в шуме наверняка не услышала. От двери возвращаюсь обратно и прошу у нее прощения. Что? Получается, она не особенно и сердится? Предлагает зайти позже? Выходя из помещения, я продолжаю гадать, что это может значить, кроме самого естественного, но очень фантастичного варианта.

К концу четвертой пары я уже ерзал на стуле от нетерпения. Воображение рисовало разное - от сурового выговора с подробным разбором моего морального облика до откровенной порнухи. Проскочив в дверь в числе первых, я понесся к ней. Ее аудитория была открыта, но внутри никого не оказалось. Вот те раз - подумал я - Не могла же она меня так обмануть?

- Анна Сергеевна! - позвал на всякий случай.

- Я здесь! - донесся ее голос из маленькой комнатки, где хранились учебные материалы. - Иди сюда!

Анна Сергеевна сидела за столиком и что-то писала.

- Подожди, я сейчас закончу заполнять...

Постояв минуту, глядя сзади на ее склоненную спину и точеную шею, не скрытую сегодня волосами, не смог удержатся и подойдя, положил руки ей на плечи. Она продолжала писать как ни в чем не бывало. Ободренный этим, я запустил руки в разрез блузки, подбираясь к груди. Она продолжала свое занятие. Кончики пальцев уперлись в край лифчика и нырнули под него, нащупав твердые соски. Анна писать перестала, но так и сидела, сжав ручку и глядя прямо перед собой. Я поцеловал ее в шею, а затем и в губы. Руки, оставив на секунду свое занятие, сбросили с плеч бретельки лифчика и извлекли из него груди.

- Леша... - услышал я шепот - Иди дверь закрой на ключ.

Я пулей метнулся к двери.

Четвертой пары у меня не было, и я решила заняться оформлением всевозможных бумаг, коих накопилось уже предостаточно. В голове бродили разные мысли - не делаю ли я непоправимой ошибки? Проспорив с собой около часа и поняв, что на самом деле все уже давно мною предопределено, я встала и сняла колготки. Подумав еще, стащила с себя и трусики. Надо быть честной с самой собой, ясно же чего я жду. Приняв окончательное решение, я вновь принялась заполнять эти бесконечные журналы.

- Анна Сергеевна! - услышала я. Ну вот, уже пришел. Зову его к себе, продолжая писать. Меня опять одолевают сомнения. Постояв сзади, он неслышно приблизился и положил руки на плечи. Я не реагирую. Руки направляются в лифчик. В тот момент, когда он добирается до сосков, с трудом сдерживаюсь, чтобы не оттолкнуть его и не прекратить все. Это быстро проходит, его руки ласкают мою грудь, он целует меня. Что-то не дает мне расслабится окончательно - а, надо же дверь закрыть! Пока он возится с ключами, я дрожащими руками расстегиваю блузку и разворачиваюсь на стуле лицом к нему. Вернувшись, он наклоняется и целует меня, руки опять мнут мою грудь. Ему неудобно стоять, мои коленки не дают ему приблизится. Я пытаюсь их развести, но этому мешает узкая юбка. А-а-а, что уж теперь - я заворачиваю юбку на пояс. Обнаженная киска предстает перед ним во всей своей влажной красе. Может, надо было ее побрить? - мелькает запоздалая мысль. Заметив это, он запускает туда руку, принимаясь исследовать строение женского тела. Хотя похоже, он с ним уже знаком, как минимум знает, где надо погладить, куда засунуть и что нажать. Я сижу и наслаждаюсь этими редкими в моей жизни ласками. Почему-то все мои мужики предпочитали просто грубо драть меня без всяких нежностей. Неожиданно просыпается совесть, подсказывая, что мальчику тоже надо сделать приятно. Непослушными пальцами расстегиваю его брюки. Оттуда выпрыгивает напряженный член, уставившись на меня своей багровой головкой. Не раздумывая, подтягиваю Лешу поближе и отправляю головку себе в рот.

Закрыв дверь, я обнаружил Анну Сергеевну сидящей лицом ко мне в расстегнутой блузке. То, что она расстегнула ее сама, уничтожило последние сомнения в том, что меня ждет. Я снова приник к ее губам, вцепившись руками в сиськи. Близко подойти мешают ее колени. Она тоже это понимает и задрав юбку, раздвигает ноги. На ней почему-то уже нет ни колготок, ни чулок, ни трусов. Запускаю руку в промежность. Что и как там нужно делать, я уже хорошо выяснил с Людкой. Применяю полученный опыт, хотя у Анны там все чуть другое, более зрелое... что-то больше, что-то мягче, дырочка шире. Судя по ее реакции, я все делаю как надо. Вскоре она достает мой член и принимается сосать. Ее язычок творит чудеса! Опыта у нее явно побольше, чем у Людки. Чувствую, что быстро приближаюсь к финишу. Пора переходить к главному. Опустившись на колени, я понимаю, для чего в стандартных офисных креслах высота регулируется до такого низкого положения. Одно нажатие на рычажок - и ее влагалище оказывается точно напротив моего члена, а ее бедра слегка задраны вверх. Я вхожу в нее очень легко, сказывается избыток смазки. Опять на ум приходит Людка - у нее внутри теснее и суше, и так работать мышцами влагалища она не умеет. Глубоко войдя в нее, я прекращаю двигаться, чтобы в полной мере насладится ее искусством. Она со стонами продолжает шевелить бедрами, массируя член глубоко внутри себя. Не шевелясь, я все равно мощно кончаю, наполняя влагалище спермой. Слишком поздно приходит мысль про презерватив. Мне кажется, что она кончила тоже, но хочется еще раз сделать ей что-нибудь приятное. Вытащив член, я вновь приподнимаю кресло и ныряю лицом ей между ног.

Старательно облизывая Лешин член, я пытаюсь не пропустить момент, когда надо будет остановится. Сейчас я не хочу, чтобы он кончил мне в рот, его еще ждет моя вагина. Наверное, он думает о том же, член вдруг исчезает изо рта, мое кресло опускается и он заполняет влагалище. Мальчик старательно двигается во мне, в общем, для его возраста очень неплохо. И размер у него вполне приличный. Мои бедра помимо воли подаются ему навстречу. В тишине слышно только влажное чавкание, да наше тяжелое дыхание. Из меня течет, как никогда. Наконец он кончает. Я тоже успеваю вместе с ним. Чувствую, как его член меня покидает. А это еще что? Открыв глаза, вижу покачивающуюся голову у себя между ног, ощущая язык, порхающий вокруг клитора. Ай да Леша! Кто же его научил? Расслабленно откидываюсь на спинку, прикрыв глаза и приготовившись к наслаждениям.

Получив два оргазма еще и таким способом, я начинаю подумывать, что на сегодня достаточно и пора бы прекращать эту оргию. Однако в меня снова протискивается нечто, похожее на небольшую дубину.

- Леша! - говорю я - Ты сегодня случайно виагры не обьелся?

Он молча мотает головой, продолжая меня трахать. От долгого сидения в одной позе у меня затекло все тело.

- Подожди - шепчу я ему - Давай по другому...

Он послушно выходит из меня и наблюдает, как я поворачиваюсь к нему задом, облокачиваясь на стол. Не успеваю я устроится поудобнее, как он снова оказывается во мне. На этот раз движения его более размашистые и резкие. При каждом толчке я дергаюсь, елозя грудью по столешнице. Но наслаждение все равно бьет через край. Вдруг чувствую, как в попку протискивается палец. На память сразу приходит темный кабинет директора, музыка вдалеке, хриплое сопение за спиной и адская боль в заднем проходе.

- Нет, Леша, туда нельзя! - Говорю я ему, и подумав, тихо добавляю - Пока нельзя.

Палец послушно исчезает, чтобы возникнуть снизу, поглаживая клитор. Я, конечно, обязательно пущу его и в попку, он это честно заслужил, но не сейчас. На сегодня с него и так достаточно для первого раза. Да и попа все еще побаливает. Так что пусть потерпит до следующего. Я уверена, что это произойдет очень скоро.

Я вылизывал клитор, пока не заболели мышцы языка. Она точно кончила один раз, а может быть и больше. Я пока плохо понимаю, в какой момент это с ней происходит. Зато у меня опять встал. Подняв лицо, измазанное ее соками и моей спермой, я снова тыкаю в нее членом. Она с готовностью подставляется мне. Потом говорит, что ей неудобно, встает и поворачивается задом. Мне все равно, я весь на кончике члена, а для него главное - вновь нырнуть в ждущую его уютную пещерку. Туда я его и направляю. Анна качается вперед от каждого моего толчка, но сдержать себя я не могу. На глаза мне попадается сморщенная дырочка ануса. Может, она и сюда разрешает? Однако в ответ на вставленный туда палец я слышу недвусмысленный отказ. Зато она вновь начинает свои игры мышцами влагалища, догадываясь, как это влияет на меня. Я вновь наполняю ее спермой. Некоторое время мы так и стоим, она крепко удерживает в себе мой член, я глажу ее спину. Неожиданно чувствую, что мой неугомонный отросток начинает быстро твердеть и понимаю, что все только начинается...