1

Я - воин. Это звучит гордо. На самом деле я просто солдат. Рядовой боец. По мере возможностей тяну лямку обыкновенной срочной службы. Скоро уже четыре месяца будет. Деды у нас ведут себя относительно прилично, не ангелы конечно, но того, чем пугают газеты, нет. Офицерам вообще все пофиг. Главные проблемы у нас - общие для всех, наверное, новобранцев в мире. Это голод и недосып, да еще непривычное обилие физических нагрузок. И от этого никуда не деться. Деды говорят, что когда-нибудь это пройдет, привыкнем. Но это когда еще будет. Хотя привыкание уже заметно, и это нам отнюдь не в радость. У нас появился утренний стояк. Первые месяцы было не до того, только бы голову до подушки донести. Потом - подьем, и понеслось. А теперь стоит. И утром, и вечером, и днем иногда. Особенно если женщины на глаза попадутся. А они и в расположении части есть. Да и за забором по улице ходят. Так что я теперь дрочу не меньше трех раз в неделю. И другие, похоже, тоже. Есть, знаете ли, признаки. Другие - это Сашка и Димка. Мы с ними еще в учебке сошлись. Сашке хорошо, он сам из этого города. У его родителей какой-то одноклассник теперь - большая шишка в военкомате или еще где-то. В общем, помог. Сашка практически дома служит. А наши с Димкой дома далеко, мы сюда случайно попали. Правда, в город нас еще не выпускали, так что Сашка своего везения пока не ощутил. Но у него скоро день рождения, обещали домой отпустить до утра. И что самое приятное - с нами, друзьями, вместе. Похлопотали за это, конечно. В этом вопросе мы коррупцию одобряем, нам бы только вырваться отсюда, наесться и отоспаться. Хорошо бы еще поебаться, но это уже из области фантастики.

Вот наконец настал тот день. Отец-командир благословил нас на первый выход в люди, не забыв прочитать нам кучу наставлений о правильном поведении. Выйдя на волю, мы слегка растерялись. Кругом столько народу - и все не в форме! Кое-как придя в себя, Сашка потащил нас к себе. Сначала, само собой, пришлось зайти в магазин. Еды, сказал Сашка, будет навалом, мать позаботится, а вот с водкой беда. Его дома взрослым пока еще не считают, поставят одну бутылку на стол - и все. Так что надо самим позаботится, если хотим нормальный праздник. Через час, держа в руках позвякивающие пакеты, мы звонили в Сашкину дверь. Открыла мать, Юлия Сергеевна, красивая еще женщина, но уже с признаками возраста на лице? хотя честно сказать, видали мы такие признаки и у женщин вдвое моложе ее, все от образа жизни зависит.

- Ну наконец-то! - обрадовалась она, обнимая сына, - Я уже заждалась, думала-не отпустили.

Впустив нас в дом и не переставая кружится вокруг Сашки, она проводила нас к нему в комнату, потом что-то вспомнила, всплеснула руками и убежала в кухню.

- Ну вот - сказал Сашка - располагайтесь пока здесь. Скоро начнем.

В дверях снова возникла его мать.

- Ребята, вы бы переоделись. Не надоело вам в этом ходить? Саш, дай им что-нибудь из своего. Кстати, а девушки скоро придут?

Сашка озабоченно наморщил лоб.

- Ма, какие девушки?

- Как это какие? - в свою очередь удивилась она - Ваши, какие же еще.

- Мам, ну ты же знаешь, у меня нет никого. А ребята вообще первый раз в нашем городе. Нет у нас никаких девушек.

- Ну что ж, тогда получается, все в сборе. Отца тоже не будет, в командировку вчера уехал, только послезавтра вернется. Ну ладно, переодевайтесь, через полчаса все готово будет.

Из одежды Сашка нам выдал по спортивным штанам и футболке разной степени изношенности. Впрочем, сам он оделся так же.

- Мужики, а давайте-ка белье постираем, пока есть где. Машинка автоматическая, только покидать в нее надо, а потом достать не забыть. Никаких хлопот. Можем и сами в душ сходить.

Предложение встретили с одобрением, человек знал, что предлагал. Все-таки баня раз в 10 дней - это мало. Сашка повел нас в ванную, показать где и что. Осматривая расположение полотенца, мыла, и прочих шампуней, мы с Димкой наткнулись на корзину для грязного белья. В ней, на куче всего прочего лежали, словно дразнясь, женские трусики. Темно-красные, полупрозрачные, с кружевами по краям, они вызывали в воображении образ женщины, на которую были одеты. Женщиной, единственной в этом доме, была Сашкина мать. Увидев, что мы его не слушаем и разглядев, куда мы смотрим, Сашка покраснел и вытолкал нас в коридор, сказав, что будет мыться первым. Мы с Димкой переглянулись, но ничего не сказав, потопали в комнату ждать своей очереди. Вскоре Сашка вышел, следующим был Димка, а я шел последним. Закрывшись в ванной, я первым делом включил воду и бросился к корзине. Трусиков не было. Вот же черт, Сашка, наверное, спрятал! Ну и куда он их мог деть? Вроде некуда. Если только в эту же корзину поглубже закопал. Точно, трусики были едва прикрыты футболкой, лишь бы не маячили на глазах. Я вытащил их, сжал в кулаке, затем расправил, стараясь разглядеть получше... что за хрень!? Трусы перемазаны в чем-то белом и липком! Сволочь ты, Дмитрий, подумал я, дрочить - дрочи, но о товарище тоже надо думать! И что мне теперь делать? Выход оказался прост - корзина большая, там такого должно быть еще много. Покопавшись, я нашел почти такие же, только розовые. Внимательно рассмотрев, я обернул ими хуй и с наслаждением принялся дрочить, представляя на члене вместо трусиков их хозяйку.

Залив спермой и эти трусы, я закопал их на самое дно в надежде, что обнаружат их не сегодня и быстро помылся. Когда я вышел, оказалось что все готово и ждали только меня одного. Рассевшись за столом, Юлия Сергеевна произнесла первый тост, естественно, за именинника. Мы выпили, закусив показавшейся мне удивительно вкусной, домашней едой.

- А теперь, Саша, представь мне своих друзей. Имена-то я из твоих писем знаю, а вот кто есть кто - нет.

- Пожалуйста, это Дмитрий - он показал на Димку - А это Юрий - ткнул пальцем в меня. - А это моя мама-Юлия Сергеевна.

- Ну что ты так официально - возмутилась та - можете называть меня Юля. А то мне неуютно одной среди вас с именем-отчеством.

- Что ж, Юля - Димка налил еще по одной - давайте за знакомство.

Застолье продолжалось, водка исправно наливалась и выпивалась, причем Юля пила наравне с нами, молодыми и здоровыми. Однако при такой замечательной закуске опьянения не замечалось, все чувствовали себя практически трезвыми. Вот только беседа постепенно переходила на более скользкие темы.

- Не понимаю - спрашивала Юля - как же можно без девушек в армию уходить? Даже письма вам никто не напишет! Никто не приедет, даже раз в год! Наверное, целоваться уже разучились?

- Может и разучились - отвечал Димка - проверить-то не на ком. А может, и вообще не умели, откуда нам знать, правильно мы это делали, или нет.

- Что там можно сделать неправильно!? - возмутилась Юля. - Всего-то и надо... .

Она пустилась в обьяснения, что все элементарно, губами надо делать вот так, а языком вот этак...

- Не, не понимаю... - гнул свое Димка. - Юр, вот ты понимаешь?

Я помотал головой.

- Юля, я конечно извиняюсь, может быть вы нам лучше покажете? - Димка смотрел на нее просящими глазами. - Юленька, ну всего один раз, и вопрос решится быстро и окончательно.

- Ладно, иди сюда - секунду подумав, Юля решительно тряхнула головой.

Димку не надо было просить дважды. В тот же миг он оказался рядом и накрыл ее губы своими. Поцелуй продолжался секунд пятнадцать, после чего Димка, с трудом оторвавшись, сел на свое место.

- Неплохо - сказала Юля, переведя дыхание - но над техникой надо еще поработать.

2

- Юля, а мне можно? - робко спросил я.

- Иди и ты, буду у вас сегодня экзамен принимать - разрешила она.

Осторожно прикоснувшись к ее губам, я почувствовал их сухость и теплоту. Прильнув сильнее, попытался проникнуть языком ей в рот. Скользнув между зубов, я встретился с ее язычком, двинувшемся мне навстречу. Да-а-а, целоваться она умела. Пришел в себя я только тогда, когда она сама оттолкнула меня. Сев на место, сквозь шум в ушах я услышал:

- Саша, теперь твоя очередь.

- Нет, мам, я и так уже умею.

Похоже, Сашка не очень рад нашему поведению, не наслушаться бы потом от него матерных речей. Как-то мы с Димкой подзабыли, что это все-таки его мать.

Праздник продолжался. За разговорами Сашка немного оттаял и перестал на нас косо поглядывать.

- Юрец, пошли на кухню покурим - позвал Димка.

Закурив, Димка долго смотрел на меня, что-то прикидывая. Наконец он решился.

- Юр, как тебе Сашкина мать?

- Классная женщина! Выглядит здорово, сидит с нами запросто... А целуется как! Да вон сам глянь. - я взглядом показал ему на штаны. Не стесненный бельем член оттопыривал их под прямым углом. Димка выглядел точно так же.

- Юр, а давай ее выебем! - выпалил он. И торопливо продолжил - Если она так легко целоваться согласилась... Водка у нас есть... Сейчас напоим и готово... Ты как?

- Неплохо бы. . - осторожно сказал я - А как с Сашкой быть? Он же нам за такое яйца поотрывает.

- Придумаем что-нибудь. Но ты-то согласен?

Конечно, я согласился. Докурив, мы вернулись за стол и продолжили пиршество. Димка блистал красноречием, изобретая все новые и новые тосты, за которые обязательно надо было пить до дна. Однако план не удался - вскоре Юля просто заявила, что больше не пьет, так как ей уже достаточно. Без нее продолжать отказались и мы. Решено было сразу же убрать со стола и вымыть посуду, чтобы потом предаваться отдыху. Перетащив тарелки на кухню, мы оставили разбираться с ними Юлю, а сами уселись на диван перед телевизором.

- Классная у тебя мать! - начал Димка - повезло тебе, Сашка!

- Угу. - мрачно отвечал тот.

- Красивая, без комплексов. - Димка сыпал комплиментами - Саш, ты не поверишь, у меня на нее встал! Вот, смотри! - он продемонстрировал торчащие штаны. - И у Юрки тоже!

- Бывает... - Сашка, похоже, начал о чем-то догадываться.

- Понимаешь, Саш, ты нам друг, а она твоя мать, но она же еще и взрослая женщина? Ты же не будешь возражать, если я с ней немного пофлиртую? А она пусть сама решает, как ей быть.

По лицу Сашки было видно, что он догадывается, что подразумевалось под словом "флирт", но формально возразить было нечего.

- Ну попробуй... - ответил он после недолгого раздумья. - Но если чем-нибудь ее обидишь - убью.

Обрадованный, что все так хорошо складывается, Димка продолжал

- Тогда, иди, Саш, помоги матери, помой тарелки за нее, покури что ли посиди. Боюсь, она при тебе застесняется.

Раз уж согласие было получено по основному вопросу, теперь отказываться было глупо. Сашка нехотя поднялся и поплелся на кухню. Я пошел с ним.

- Юля, хватит вам тут возится - начал я. - Вот Шурик помочь вам хочет. Пойдемте с нами посидим, а он помоет.

- Да-да, иди, мам - промямлил тот.

Юля с удовольствием избавилась от передника и отправилась к нам.

Усадив ее на диван между нами и наговорив комплиментов по поводу умелого воспитания сына, помогающего матери, Димка перешел к делу.

- Юля, я тут подумал... Кажется, я понял, в чем моя ошибка при поцелуе. Давайте еще попробуем, я теперь исправлюсь.

- Дима, может не стоит? Я взрослая замужняя женщина, в матери тебе гожусь. Сейчас ты, потом вон Юра захочет...

- Юленька, ну мы же только проверить... А Юрка не будет смотреть, он выйдет на минутку.

Я понял, что сейчас здесь лишний, и отправился на кухню взглянуть на Сашку. Он мыл посуду, но вид его говорил, что он чутко прислушивается к происходящему в соседней комнате.

Когда я вернулся, Димка уже целовал Сашкину мать. Одной рукой он обнимал ее за плечи, другой аккуратно гладил шейку. Стараясь не выдать своего присутствия, я принялся расстегивать пуговицы на блузке, не прикасаясь к телу и не шевеля ткань. На мое счастье, их было немного и расстегивались они легко. Наконец моим глазам предстал голый животик и груди, символически прикрытые прозрачным лифчиком. Димкина рука сразу же нырнула в чашечку и извлекла округлое чудо природы с крупным коричневым соском. Юля задергалась и замычала, но рот ее надежно запечатал Димка, а рука его принялась мять и покручивать сосок. Юля отмахивалась руками, но как-то вяло, она хватала его за руку, но не пыталась убрать в сторону. В это время я извлек на волю вторую грудь и припал к ней губами. Торчащий сосок показался мне на удивление твердым, кружок вокруг него покрылся пупырышками. Теперь Юля поняла, что нас уже двое, но не делала попыток помешать нам. Сообразив это, Димка оторвался от ее губ и отодвинулся в сторону, предоставив теперь их мне. Встав на диван рядом с Юлей на колени, я склонился над ней и запрокинув голову, впился ей в губы. Она ответила, играя со мной язычком. Рука моя бродила по обеим грудям, сжимая их и играя с сосками. Куда это делся Димка? - подумал я. Он был внизу. Стоя на коленях перед Юлей, он сдвинул ей юбку на пояс и любовался стройными плотно сдвинутыми ногами и пухлым лобком в прозрачных трусиках, не скрывавших редких черных волосков. Насмотревшись, он принялся покрывать эти ноги поцелуями, при этом рука его нырнула Юле в промежность. Вскоре его усилия дали плоды - Юлины ноги медленно, как бы нехотя раздвинулись, облегчая ему доступ в святая святых. На ярко-белых трусиках было явно заметно мокрое пятно. На секунду прервавшись, Димка достал свой изнывающий член. Крупная лиловая головка угрожающе торчала вперед. Юлины глаза были закрыты, она не видела этих приготовлений. Нежно поглаживая внутреннюю сторону бедер, Димка развел ее ноги как можно шире, а вот затем... резко дернув ее за бедра, он придвинул ее к себе, на самый край дивана, и в тот же миг, отодвинув полоску трусов, резко ворвался в нее. От неожиданности Юля вскрикнула, и оттолкнув меня, попыталась вырваться. Димка держал ее крепко, он не двигался, насадив ее на свой ствол, но и хватку не ослаблял. Я повалил ее назад на спинку дивана, массируя груди и целуя шею.

- Мальчики... что вы делаете... у меня же муж... сын... увидит... - бессвязно шептала она.

Видя, что все идет хорошо, Димка принялся трахать ее мелкими и частыми движениями, но с каждым разом вынимая член все больше и больше. Я же, достав свое орудие, водил им ей по груди, постепенно поднимаясь все выше и подбираясь к желанному ротику. Внезапно Димка остановился, выдернув член и резко сдернул с нее уже ненужные трусики. Юля помогла ему, приподняв попку. Отбросив их, Димка с новой силой вогнал в нее блестящий от смазки ствол и принялся долбить со всей возможной скоростью. Я в это время освободил Юлю от блузки, лифчик она сняла сама. Зрелище женщины, одетой только в собранную на поясе в комок юбку так возбудило меня, что я без церемоний схватил ее за голову и упер головку ей в губы. Губки приоткрылись, впуская меня внутрь, плотно сомкнулись позади головки и тут за дело принялся ее язычок. От мощных Димкиных толчков все ее тело вздрагивало, толчки становились все сильнее, Юлин же язык заметно притормозил свои движения, она приоткрыла рот, обдавая мои яйца жаром своего дыхания. Я понял - оргазм у обоих близко. Не желая от них отставать, я сжал ее голову руками и принялся без затей трахать в рот. Все-таки они кончили первыми, сначала громко, насколько это возможно с членом во рту, застонала Юля, затем сзади раздался вздох Димки и толчки прекратились. Через пару движений и я, упершись головкой ей в горло изверг из себя немыслимое количество спермы. Оклемавшись, мы с удивлением обнаружили, что члены наши стоят и падать не собираются.

- Ну что - поднялся Димка, сбрасывая с себя всю одежду - еще по разу?

Мы разложили диван в положение "кровать" и положили на него еще не до конца пришедшую в себя Юлю на спину, свесив ноги на пол. Димка забрался наверх и подложив ей под шею диванную подушку, чтобы голова оказалась запрокинутой, затолкал член в рот. Я же глядел на раскрытое отверстие, обрамленное слипшимися от влаги волосками, изредка конвульсивно сжимающееся, выдавливая из себя Димкино семя. Неожиданно для себя я приблизился и поцеловал его, засунув язык внутрь. Сверху раздался стон. Заменив язык на член, я принялся трахать Юлю, легко скользя внутри восхитительного влагалища. Димка в это время не удовлетворился простым минетом, он старательно пытался протолкнуть член ей в горло. У него не получалось, Юля вертела головой и кашляла. Однако трение головки в глубине рта сделало свое дело - сперма заполнила рот и стекала по щекам. Мой же член, скользя по обильно смазанной поверхности, кончать не собирался. Приподняв Юлины ноги, я положил их на плечи, плотно сжав ее колени. Внутри у нее сразу стало несколько уже и я почувствовал, что приближаюсь к финишу. Добавив в коктейль ее влагалища и свою сперму, я отвалился и уселся здесь же на полу, отдыхая.

3

Юля лежала на спине, раскинув руки и тяжело дыша. Лицо ее было покрыто спермой, глаза закрыты, между ног тоже стекала струйка, капая на пол. Рядом с ней сидел Димка, смотрел в одну точку и чему-то улыбался. Проследив за его взглядом, я все понял. В дверях стоял Сашка, штаны его были спущены до колен, взгляд нацелен на мать, а рука совершала механические движения на члене. Это что получается, он здесь стоял, смотрел, как два его друга ебут его мать с двух сторон и дрочил? Интересно, когда он пришел? Хотя какая теперь разница.

- Шурик, иди к нам! - позвал Димка. - раздевайся, поучаствуешь тоже.

Сашка продолжал стоять, словно не слыша. Тогда его позвал я - с тем же результатом. Похоже, от увиденного у него шок. Такого он от матери не ожидал. Юля приподняла голову и открыла глаза.

- Саша, ну что ты там стал? - обратилась она к сыну. - Иди же сюда! Это неправильно, если я дала чужим детям, а мой собственный сын удовлетворяет себя сам. Ну подойди же, что ты там стал!

Сашка медленно подошел и остановился, не прекращая дрочить. Терпение матери лопнуло.

- Саша! - властно сказала она, подаваясь бедрами вперед и еще шире раздвигая ноги - Я. Хочу. Чтобы ты. Меня. Выебал. Прямо сейчас!

Так же медленно Сашка опустился на колени между ее ног и плавно двинул член внутрь матери. Находясь рядом, я внимательно смотрел, как растягивая губки, исчезает головка, затем ствол сантиметр за сантиметром. Погрузившись весь, Сашка замер и вдруг очнулся. Оглядевшись, он словно только что увидел голого Димку на диване, голого меня рядом и голую, одобрительно улыбающуюся мать, залитую спермой. Опустив взгляд, он с удивлением обнаружил, что член его находится глубоко в ней, и она призывно покачивает бедрами, предлагая ему продолжать. Тут Сашка как с цепи сорвался, он принялся трахать мать с такой силой, что нам с Димкой пришлось придерживать ее за ноги, чтобы он не столкнул ее с дивана. Долгое время было слышно только тяжелое дыхание Сашки, хлюпанье члена да ойканье Юли, когда сын врывался в нее особенно глубоко. Наконец он затих, судорожно подергивая тазом.

- Мальчики, вы как хотите, а я в душ. - Юля встала и принялась собирать разбросанные вещи. - Вы меня вон как уделали, я в таком виде находится не могу. Да и вам тоже советую помыться. Но я первая.

Помывшись, мы все вновь устроились на диване. Одеваться не стали, наши члены начали подавать признаки жизни еще в душе и никто не сомневался, что продолжение скоро последует. Юля лежала в середине, мы с Димкой по обе стороны от нее. Члены наши, сжатые ее ладонями, гордо выпрямившись, глядели в потолок. Наши руки беспорядочно блуждали по ее телу, иногда просто поглаживая, иногда забираясь в различные потаенные уголки. Сашка же, на правах сына, сидел скрестив ноги и положив голову матери себе на колени, прижавшись членом к ее щеке. Это позволяло ей иногда, слегка повернувшись, лизнуть головку кончиком языка. Сашка при этом вздыхал, а она хихикала и отворачивалась.

- Что, мальчики, хотите еще? - смеясь, теребила она нас с Димкой.

Мы дружно издавали сладострастные вздохи, символизирующие очевидное.

- А ты, Саш, тоже хочешь? - спрашивала она, лизнув в очередной раз его на глазах раздувшийся агрегат.

- Мам, ну что ты спрашиваешь? Издеваешься?

- Как же я могу над сыном издеваться? Раз хочешь, будет тебе еще. Только вот что - я подумала, раз у тебя сегодня день рождения, надо подарить тебе что-то особенное. Ждите, мальчики, я сейчас. . - с этими словами она спрыгнула с дивана и оставив нас гадать, что же это такое будет, выскочила из комнаты. Вскоре она вернулась, неся в руке какой-то флакончик с длинным носиком.

- Вот - сказала она, показывая его сыну - знаешь, что это такое?

И видя по нашим лицам, что нет, продолжала

- Это анальная смазка. Отец твой очень хотел попробовать, да только не получилось у нас с ним - больно мне было. А сегодня в честь праздника я тебя пущу в свою попку. Говорят, мужчинам это нравится. Если пообещаешь не торопится.

Ну конечно Сашка пообещал, кто бы сомневался! Мы ему завидовали, но в душе теплилась надежда, что может быть потом и нам будет разрешено воспользоваться этой дырочкой. Юля тщательно смазала себе анус снаружи, выдавила вовнутрь и размазала там, вставив пальчик. Выдавив еще немного, ввела в себя уже два пальца, принявшись двигать ими, все больше и больше разводя их в стороны. Затем она уложила Сашку на спину и густо обмазала ему член. Строго-настрого приказав ему не шевелится, Юля стала над ним на колени, повернувшись спиной, чтобы Сашке был лучше виден момент проникновения. Подведя кончик головки к анусу, она слегка наклонилась вперед, выгнув спину и начала садится на член. Мы с Димкой, почти уткнувшись носами ей в ягодицы, внимательно наблюдали за процессом. Картина проникновения в попку возбуждает намного больше, чем во влагалище. Особенно в самом начале, когда головка раздвигает тугой сфинктер и с трудом входит внутрь. Мы затаив дыхание смотрели, как толстый член медленно исчезает в попке. Иногда Юля останавливалась ненадолго, иногда постанывала - наверное, ей все же было больно. Сашка лежал, боясь шевельнутся, не отводя глаз от захватывающего зрелища. И все же наступил момент, когда Юлины ягодицы плотно уселись на Сашкин лобок. Она расслабилась и перевела дыхание.

- Мам, тебе больно? - спросил Сашка.

- Нет, сынок, терпимо. А теперь уже и вовсе нет. Сейчас подождем, я привыкну к твоему размеру, и все будет хорошо.

Димка аккуратно завалил ее назад, положив на Сашку, который сразу же обхватил ее руками, вцепившись в груди. Димка целовал ее в губы, а я осторожно развел ноги, стараясь не потревожить попку, надетую на член, и приник губами к клитору. Наши действия ей понравились, это сразу стало заметно по ее дыханию. Я попытался вставить палец во влагалище, ставшее намного теснее из-за растянутой прямой кишки. Внутри через тонкую перегородку отлично прощупывался Сашкин хуй - твердый и бугристый. Интересно, а теперь сюда член влезет? - подумал я, двигая внутри уже двумя пальцами.

- Юра, можешь попробовать. - с придыханием произнесла Юля.

Она что, мысли читает? Как она догадалась? Взобравшись сверху, я приставил головку к входу и надавил.

- Юра, возьми смазку... - вновь услышал я ее голос.

Нащупав флакон, я смазал член и повторил попытку. Смазанная головка легко провалилась в нее. Следом, раздвигая стенки, вошел и весь член. Полежав так минуту, наслаждаясь тугим влагалищем, я начал осторожные движения.

- Юра, не сдерживайся, уже наверное можно. Саша, тебе тоже можно.

В ту же секунду я ощутил бешеные толчки Сашкиного члена в попке. Не желая отставать, я перестал сдерживать себя, стараясь двигаться синхронно с Сашкой. Впрочем, ему, придавленному двумя нашими телами, было неудобно и он скоро остановился. Мы же с Юлей остервенело трахались, ударяясь лобками. Вскоре стоны ее сменились настоящими завываниями, что неоспоримо свидетельствовало о положительном влиянии члена в анусе. В тесноте мой хуй продержался недолго, выбросив вскоре остатки семени. Юля к тому времени уже давно кончала, мелко и хаотично содрогаясь. Дождавшись, когда я слезу, Сашка перевернул мать на живот и оказавшись сверху, принялся размашисто трахать ее в задний проход. Наверно, ему было неудобно, скоро он, схватив ее за бедра, рывком поставил раком и продолжил долбить Юлину прямую кишку. Заполнив ее спермой, он отвалился, упав рядом и его место занял Димка, жаждущий попробовать и эту дырочку. Юля, находясь в прострации, то ли не заметила смены, то ли была не против. Димка трахал попку с звериным рычанием, вцепившись руками в бедра женщины. Я даже испугался что на бедрах останутся синяки и их придется как-то обьяснять мужу. Между тем, глядя на мелькающий между ягодиц член и плотно охвативший его сфинктер, я почувствовал, что мой дружок оживает, тоже требуя анальных развлечений. Дождавшись, когда Димка насытится, я занял его место. После двух мужиков я проскользнул в попку достаточно легко. Сашка, конечно, получил королевский подарок - он был здесь первым. Однако захватывающих ощущений хватило и мне. Мысленно я решил, что отныне женщины, не дающие в зад мне не нужны и для меня просто перестают существовать. Однако всему хорошему приходит конец. Добавив свою сперму к плещущейся уже в прямой кишке Сашкиной и Димкиной, я сел рядом с друзьями, тяжело дыша. Юля так и стояла, положив голову на руки и высоко задрав задницу с приоткрытой дырой ануса. Мы аккуратно положили ее на спину.

- Мальчики - произнесла она, не открывая глаз - это просто фантастика!

Мы переглянулись. Впереди у нас была еще целая ночь. А в перспективе - еще целый год службы.